Сегодня одной из самых обсуждаемых тем в обществе остаётся борьба с коррупцией. В текущем году возбуждено более 2,5 тысячи уголовных дел коррупционной и экономической направленности. Уголовные дела по 1,5 тыс. эпизодов преступной деятельности направлены на рассмотрение в суд. По результатам расследования установлен материальный ущерб на сумму около 135 миллиардов белорусских рублей. Однако, несмотря на принимаемые правоохранителями меры, коррупция продолжает жить. На данную тему рассуждает начальник Лельчицкого РОВД подполковник милиции Александр АХРАМОВИЧ.

начальник, РОВД, лельчицкий РОВД, лельчицы, милиция, Александр Ахрамович

Расследованию коррупционных преступлений в Беларуси всегда уделялось и уделяется особое внимание. Обычно уголовные дела по кражам и убийствам совершаются одними и теми же способами. Формы же коррупционных и экономических преступлений постоянно меняются. Поэтому следователи более внимательно и детально подходят к рассмотрению таких дел. Сегодня можно утверждать, что такие дела расследуются достаточно успешно.

В текущем году следователями уже рассмотрено более 3 тысяч заявлений и сообщений об экономических и коррупционных преступлениях в стране. На данный момент в производстве следственных подразделений находится ряд резонансных уголовных дел о коррупционных преступлениях в органах государственной власти. Даже выявлены отдельные преступные группы, в деятельности которых участвовали чиновники, способствовавшие продаже государственного имущества за пределы страны.

В нашей стране предусмотрена и ответственность за недонесение о совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Однако не всегда, по моему мнению, ужесточение ответственности за это может принести серьезный результат. Если говорить, например, об отношениях коллег по работе, подчиненных и начальников, то здесь больший результат принесёт идеологическая работа и моральные устои. Эффективнее бороться с коррупцией позволит развитие правосознания граждан. Человек, который хорошо знает закон, не будет искать возможности его обойти, а заставит чиновника делать так, чтобы закон исполнялся.

О том, что работа по борьбе с коррупцией ведётся в Беларуси постоянно, говорил недавно и Президент Беларуси Александр Лукашенко на пресс-конференции для представителей российских региональных средств массовой информации. «Еще до своего президентства я возглавлял комиссию по борьбе с коррупцией, — сказал он. — Я внутренне не переношу воров, грабителей и прочих. Поэтому работа по борьбе с коррупцией ведется нами постоянно. Но мы не планируем совершать переворот в законодательстве. Мы будем его совершенствовать каждый час… Жизнь многогранна, появляются новые коррупционные явления. Мы не в первый раз модернизируем законодательство. Я занимаюсь этим вопросом еще и потому, что давно усвоил: какие бы ты реформы не проводил, если в стране высокий уровень коррупции — это испорченное общество и, как результат, например, в Украине, беда. Коррупция, как ржавчина, разъедает любую сферу общества, будь-то экономика или социальная жизнь… Власть и всё её окружение должны быть абсолютно чистыми. Никому потом пощады не будет».

Думаю, каждый согласится и с мнением Министра внутренних дел Беларуси Игоря Шуневича, который в одном из своих интервью рассказал, какие сферы наиболее подвержены коррупции, как можно изменить ситуацию в лучшую сторону и каким образом обеспечивается безопасность тех, кто помогает выявить коррупционные преступления. Антикоррупционное, как и практически любое другое законодательство, подчеркнул Игорь Анатольевич, не является статичным. Развиваются общественные отношения, изменяются экономические условия, одновременно появляются новые противоправные схемы и коррупционные риски. Соответственно, должны вырабатываться меры по их нейтрализации. Говоря о том, какие сферы и отрасли наиболее подвержены коррупции, Министр МВД констатировал, что за январь-сентябрь 2014 года в судах рассмотрено свыше 900 коррупционных преступлений, около 80% из них выявили органы внутренних дел. Наибольшее количество подобных злодеяний зафиксировано в сферах здравоохранения, госуправления, промышленности и строительства. Этот вопрос нужно рассматривать в первую очередь с точки зрения общественной опасности совершаемых деяний. Взять, к примеру, здравоохранение. Вред от выдачи фиктивных больничных, заключений о результатах обследований на предмет профессиональной пригодности, работе в сфере торговли и общепита очевиден. Это всё так называемая бытовая коррупция. Ещё большую опасность, уже с точки зрения причинения ущерба государственным и общественным интересам, несут злодеяния в сфере строительства, промышленности, аграрно-промышленном комплексе, а также всё, что связано с государственными закупками. Но силами одних правоохранителей это сделать, конечно, невозможно. Первоочередная задача — сформировать у граждан нетерпимость к ржавчине, разъедающей общество. Информация о врачах, преподавателях, чиновниках среднего звена, готовых «решать вопросы», передается по сарафанному радио, и в подавляющем большинстве случаев люди предпочитают не сообщать об этом в правоохранительные органы.

Схожая ситуация и в сфере «деловой» коррупции, когда вышестоящий руководитель настоятельно «рекомендует» заключать сделки с определенными субъектами хозяйствования, а подчиненный молча это выполняет, даже понимая, что и цена завышена, и качество ниже среднего, и обязательства в полном объеме не выполнены, и ничего кроме убытков эти сделки не принесут.

В обществе следует воспитывать нетерпимость к любым проявлениям коррупции, чтобы не было, например, такого, чтобы специалист требовал вознаграждение за ту работу, которую обязан делать по долгу службы. Такое должно резко пресекаться на всех уровнях, причём каждый из нас должен понимать, что коррупция разъедает и расшатывает общество, мешает делать его более совершенным.

Игорь ЖОГЛО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: