Агрогородок Симоничи, сколько ни бываю там,  всегда впечатляет добротными домами и красивыми усадьбами, утопающими в цветах и зелени, уютными уголками с малыми архитектурными формами и альпийскими горками, красивыми строениями — административным зданием сельисполкома, другими  социальными объектами с ухоженными благоустроенными территориями. А настоящим украшением центра Симоничей и гордостью сельчан стали два величественных храма — Богоявления Господня и Великомученицы Параскевы — с блестящими, переливающимися на солнце куполами.

Невидимая сила здесь останавливает, словно призывает задуматься о своей жизни, своём несовершенстве, об извечной борьбе добра и зла в душе человека. Помните, как у классика Достоевского: «Тут дьявол с Богом борются, а поле битвы — сердца людей»?

Мы побывали в Симоничах в один из великих православных праздников — в Рождество Иоанна Предтечи. В этом я увидела добрый знак и ещё раз убедилась, что в жизни нет случайностей: всё закономерно.

отец Иоанн симоничи

— Вы были в храме святой Параскевы? — прерывает мои раздумья отец Иоанн.

— Когда приезжала в Симоничи в последний раз, малый храм с колокольней только строились, — отвечаю священнику.

— Хотите посмотреть, как там внутри?

Я кивнула, и мы вошли в церковь. Отец Иоанн неторопливо поведал, как с Божией помощью строились и сейчас строятся  всем миром оба храма, как помогали и продолжают помогать и прихожане, и спонсоры, и неравнодушные люди. Всеми работами руководит отец Иоанн, да и сам не стоит в стороне, а берётся за любое дело. Всё здесь продумано до мелочей и сделано для блага людей.

— Вот печка, её сразу и не заметишь, — говорит священник. — Вдоль стены  установили, чтобы было удобно крестить маленьких детей — так им теплее. Да и людям комфортно во время служб. Правда, храм небольшой, и раньше зимой стены покрывались влагой. «Что делать?» — не раз спрашивал себя. Обратился к сестре (она настоятельница Рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря), которая и подсказала, как решить эту проблему: вскоре её монастырь пожертвовал нам прибор, забирающий из воздуха лишнюю влагу. Со временем стены внизу также хотим обновить ламинатом: будет и красиво, и практично. С Божией помощью работы медленно, но продвигаются.

Мы вышли во двор и направились к храму Богоявления Господня. По дороге отец Иоанн продолжает:

— На этой территории раньше была трава, из-за засухи ничего не росло, поэтому мы решили между храмами положить плитку, оставили немного места  и разбили клумбы, посадили цветы, туи, недавно установили металлический забор. Многое уже сделано, однако немало ещё впереди…

Мы вошли в храм и продолжили беседу там, в окружении святых ликов Иисуса Христа, Пресвятой Богородицы, святых угодников Божиих. Узнала, что отец Иоанн из Осова — там прошли его детские и юношеские годы. Родители трудились в колхозе, были простыми, но глубоко верующими людьми. День в их доме начинался  и заканчивался молитвой.

— У родителей нас пятеро: кроме меня, ещё брат и три сестры. В советские времена отношение к церкви, священникам было враждебным. В школе, бывало, дразнили «поповскими детьми»,  — вспоминает отец Иоанн. — Но наша вера оставалась крепкой и твёрдой. Сестра Мария, будучи подростком, вручную переписывала молитвы, — эти записи сохранились до сих пор. Крестили меня сразу, как только родился. Отец с матерью часто брали меня с собой в храмы и монастыри: в Почаев, Киев, Сергиев Посад, Жировичи, другие святые места. После окончания школы сразу уехал в Москву. Там, в храме Живоначальной Троицы, на подворье знаменитого монастыря Оптина пустынь, нёс службу — пономарил. Душа стремилась подальше от мирской суеты. Во многом повлияли на формирование духовности беседы с мудрыми и прозорливыми старцами монастыря. После службы в армии снова подался в Москву. Хотел поступать в духовную семинарию, но отец заболел. Он в то время был председателем приходского совета, церковным старостой, инициатором строительства храма. Когда отец заболел, я вернулся на малую  родину и продолжил его дело. Раз Господь меня привёл в Симоничи, значит, я нужен именно тут.

В 2004 году отца Иоанна рукоположили во сан дьякона, а спустя год — в сан священника. Начал он свой церковный путь вторым священником в храме преподобного Сергия Радонежского в Мозыре, а с декабря 2005 года и по сей день служит в Симоничах в храме Богоявления Господня. В 2009 году отец Иоанн окончил Киевскую духовную семинарию.

Забот у него немало: нужно доделать собственный дом, который многодетная семья строит по льготному кредиту, привести в порядок церковный домик, отведённый для воскресной школы, завершить работы внутри храмов, благоустроить территорию — всюду руки приложить. Дел невпроворот. Однако в заботах и хлопотах не забывает отец Иоанн о главном — служении своему приходу.

Истинный священник врачует души людей. Поэтому идут сельчане к отцу Иоанну за духовной помощью. Никогда не отказывает он своим  прихожанам: помогает людям добрым словом и мудрым житейским советом, молитвой, благословением. Бывает, отец Иоанн и сурово наставляет людей на путь истинный, указывает на их ошибки, промахи  и призывает задуматься над тем, к чему может привести неправедное поведение. Правда, очень беспокоит священника мысль о том, что сейчас мало людей посещает храм, а молодёжь в основном выехала на учёбу, другие переехали жить в города.

— Чаще всего людей приводят в церковь болезни, серьёзные семейные или другие проблемы, они идут в храм в отчаянии, когда обратиться больше некуда, — говорит священник. — Господь слышит искреннюю молитву и помогает. Бывает, получив помощь, люди отдаляются от церкви, а то и вовсе перестают ходить на службы. А ведь потребность в духовной пище должна быть такой же, как и потребность в еде. От человека требуется, чтобы он один день в неделю посвятил Богу, своей душе, но люди и этой малости не делают. Дом Божий открыт для каждого. У наших прихожан есть уникальная возможность приложиться к святым мощам, которые пожертвованы из монастырей Москвы, Киева. Такого количества святынь нет в районе ни в одном храме.

Далее отец Иоанн поведал интересную историю о том, как были найдены крест и икона, уцелевшие со времён Великой Отечественной войны.

— Икона и крест — свидетельство молитвы, исходящей от верующих того времени. Люди сохранили икону — Господь сохранил им жизнь, — говорит отец Иоанн.

— Когда искал материал об истории нашего прихода в национальном историческом архиве, — дополняет он, — то выяснилось, что три поколения священников по фамилии Лисицкие — наши предки. Так что в нашем роду целая церковная династия.

Древо священнического рода семьи Полын глубоко укрепилось корнями православия. Его отец был церковным старостой, первым помощником настоятеля храма, мать — из духовной семьи священнослужителя. Брат и сёстры отца Иоанна тоже служат религии. Ева трудится в церковной лавке при храме Живоначальной Троицы в Москве. Старший брат, иеромонах Павел (в миру — Пётр),  несёт послушание в Юровичском монастыре. Сестра, игумения Магдалина (в миру — Мария), — настоятельница Рижского Свято-Троице-Сергиева женского монастыря. Ещё одна сестра, Галина, — жена священника, отца Сергия, проживает в России, в Сергиевом Посаде.

У отца Иоанна и его жены Тамары пятеро детей — три сына и две дочери: старшему, Серафиму, — 14 лет, Сергию — 12, Анастасии — 10, Екатерине — 8, а самому младшему, Ивану, — год и пять месяцев. Все ходят в церковь, старшие мальчишки пономарят, а Серафим на Пасху звонит в колокола.

Я спросила у священника, нужно ли заставлять ребёнка ходить в церковь, на что отец Иоанн ответил:

— Невольник не богомольник. Принуждение ни к чему хорошему не приведёт. Нужно создать такие условия, чтобы ребёнок сам захотел пойти на службу. Родителям нельзя оставаться безразличными и безучастными по отношению к детям. Нас отец с мамой уговаривали, приучали молиться утром и перед сном. И это вошло в привычку. Мы постоянно причащались, понимая, что это необходимо. Наказание также должно быть, но не физическое. Наказание — от слова «наказ», то есть нужно вразумлять, наставлять детей. Бывает, мои сыновья, дочери жалуются, что устали, но воскресную службу не пропускают. А вообще, самое главное орудие воспитания в семье — это слово. Словом движется всё — оно материально. Разрушающе действуют на человека угрозы, проклятия, особенно родственников. Важен и личный пример. Если будешь говорить, а сам этого не делать — мало толку. Отец нас не бил, но я его боялся, уважал.  Боялся огорчить своим неправильным поступком. Нас родители воспитывали в строгости, вольностей не позволяли. Приучали к труду с малых лет. Помню, на свой первый велосипед я заработал сам:  собирал грибы, сушил их, сдал — и на эти деньги купил. И до сих пор его храню. То, что заработано своим трудом, всегда ценится.

— А что вас больше всего беспокоит в наше время?

— То, что дети ругаются матом, сквернословят. Тревожно, обидно, ведь понимаю последствия этого, огорчает равнодушие родителей. Если они не будут воспитывать дома, то своё влияние окажет улица. Дети — это сосуд, который можно наполнить чистой или грязной водой. Всё зависит от воспитания в семье.

Поэтому и старается священник занять детей полезным и богоугодным делом, приобщить к духовной жизни. При храме открыта воскресная школа, занятия в которой проводит сам отец Иоанн. Шесть человек, которые занимались 4 года, в мае получили дипломы. Ребята из воскресной школы посещают святые места: уже побывали в Турове, Юровичах, других городах. Священнослужитель старается отвлечь детей от усталости, напряжения, связанных со школьными буднями и нагрузкой, привнести радость в их души, духовно подпитать.

— Ведь если мы не научим, то научит интернет, и не самому лучшему, — так считает священник.

Отец Иоанн часто выступает перед учащимися, проводит с ними духовные беседы. Вот и в этом году он дал выпускникам школы такое наставление:

— Пчела и муха — насекомые, на первый взгляд мало отличающиеся друг от друга. Но если пчелу пустить на свалку, где много мусора, она и там найдёт цветок и сядет на него. А муха даже на чудесном лугу отыщет самое грязное место и сядет именно там. Хотелось бы, чтобы вы даже среди плохого, подобно пчеле, всегда стремились найти хорошее.

Хочется призвать всех наших читателей стараться видеть в людях хорошее, не искать изъянов, быть снисходительными к недостаткам и слабостям других, ведь мы порой, к сожалению, в глазу других даже соринку видим, а в своём и бревна не замечаем. Тогда и мир наш изменится к лучшему, станет на земле больше добрых, чистых и светлых душой людей, а значит, будет больше любви, радости и счастья.

Фото из семейного альбома.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 

Ответить

Войти с помощью: