Слово «вертеться» для героя моего повествования означает не вывернуться из любой ситуации, а проявить смекалку в самых трудных жизненных обстоятельствах. Александр Иванович очень трудолюбив. Всё, что имеет, создал своим трудом. Для него слова «не умею» не существует.

На встречу с собеседником решила поехать с самого утра, с твёрдой уверенностью в том, что его, восьмидесятисемилетнего человека, всегда можно застать дома. Но в последний момент его местонахождение решила уточнить. Интуиция не подвела. Оказалось, что он уехал в лес по ягоды. Визит пришлось перенести на послеобеденное время.

И вот на часах 17.00. Мы в деревне Средние Печи. Остановились спросить у женщины, где находится улица Октябрьская, на которой проживает Александр Юшкевич. Женщина, увидев машину с надписью «Пресса», поняв, с какой целью мы его разыскиваем, сказала: «Это уникальный человек, — и, показав дальнейшее направление нашего маршрута, добавила: — Его дом последний слева».

На улице Октябрьской встречаем Александра Юшкевича, который в это время находился во дворе своей дочери, проживающей со своей семьёй напротив его усадьбы.

Александр Иванович пригласил меня в дом, где в сенях стоял новый велосипед с привязанным к нему коробом собственного изготовления — для сбора ягод. В другой комнате, где и состоялась наша беседа, — телевизор, кровати, на стенах в рамках висят портреты покойной жены Марии, её родителей и других родственников. Здесь же, под окном, — около десятка собственноручно изготовленных красивых, больших коробов, сияющих свежестью и новизной.

Александр Иванович оказался человеком немногословным: поведав о своей жизни, о самых важных, на его взгляд, этапах, замолчал, а потом кратко добавил: «Всё».

— Я родился в Буде Лельчицкой, в 1931 году. Отца своего не помню, мать умерла при моём рождении. Практически в то же время начались роды и у моей родной старшей сестры. Она родила девочку. Именно моя родная сестра и выкормила меня своим молоком. Так началась моя сиротская жизнь.

Когда началась Великая Отечествнная война, тётка определила меня в детдом, что находился в Дубницком. Через некоторое время нас отправили в Ельск, затем в Наровлю, потом в Москву — на пересылочный пункт, что находился на Казанском вокзале. Уже оттуда нас, только круглых сирот, таких, как я, отобрали для работы в шахтах и на других объектах в разных областях России. Я попал в город Магнитогорск Челябинской области. Работали мы в рудниках. Нам давали ложки, которые были обёрнуты ватой. Этой ложкой мы скребли руду, которая применялась для производства магнитов, и высыпали в специальные пакеты, боясь уронить хоть одну крошку. Через некоторое время нас перевезли работать в посёлок Дзержинского, что недалеко от Магнитогорска, а в рудники пригнали заключённых.

На Лельчицкую землю Александр вернулся в 1951 году и сразу пошёл проситься в военкомат, чтобы призвали в ряды Советской Армии. Через три месяца его просьба была удовлетворена — призывнику Юшкевичу довелось служить в морской пехоте.

Исполнив долг перед Родиной, вернулся обратно в Буда Лельчицкую. И как-то с троюродным братом решили сходить на «кирмаш», который в то время устраивали в Средних Печах. Здесь и встретил свою будущую жену Марию, которая очень приглянулась молодому парню. В сердечных вопросах Александру Юшкевичу пришлось проявить мужской характер. Он, в день встречи с Марией сразу пришёл в её родительский дом с твёрдым намерением начать совместную жизнь. Отец девушки дал добро.

— Но здесь была ещё одна закавыка, — вспоминает с блеском в глазах Александр Иванович. — Дело в том, что моя Мария была замужем. Первый муж, прожив с ней пару месяцев, оставив её, уехал на целину. Через некоторое время вернулся обратно. А тут я… Разборки у нас с ним произошли конкретные, но я свою Марию отдавать ему не собирался. Уехал он, а мы стали жить.

В браке у Юшкевичей родилось шестеро детей. Мария всю жизнь работала в леспромхозе на подсочке живицы, Александр — пастухом в колхозе, плотником в бригаде.

В чём же заключается уникальность этого человека? В его жажде и стремлении постоянно учиться чему-то новому.

— Увижу, что кто-то короба плетёт или сетки вяжет, и думаю: не может быть, чтоб и я не научился, — рассказывает о себе Александр Иванович. — Пробую — не получается, выброшу всё, поломаю, а затем снова достаю и до тех пор кручу, пока не получится.

В посторонней помощи Александр Иванович не нуждается. На его попечении 25 пчелосемей в колодах по всему лесу, на подворье — конь, утки, куры.

— Это я так, ради развлечения держу, — констатирует Юшкевич. — Вот эти плодовые деревья, что растут по улице Октябрьской, садил я сам, точнее, прививал — первый в деревне. Обо мне тогда говорили, что я сумасшедший. Многое пришлось пережить, многое повидать, поэтому и многому сам научился, не было у меня учителей, сиротская жизнь научила всему, не могу я без работы сидеть. Хочешь жить — умей вертеться. Вот и верчусь как умею уже восемьдесят семь лет.

В жизнелюбии моего героя пришлось убедиться самой. После его фотосессии он у меня тихонечко спросил:

— Где ты живёшь?

— В Лельчицах, — ответила я. — А что?

— Я к тебе осенью в гости с гостинцами приеду.

— А как вы меня найдёте, — удивлённо спросила я.

— Не переживай, найду…

На своём жизненном опыте знаю, что такие люди как Александр Иванович Юшкевич, — особой, крепкой породы, они слов на ветер не бросают. О таких говорят: цельная натура.

 Александр Юшкевич, средние печи, Лельчицкий район

Кто захочет найти — тот найдёт, кто захочет научиться — тот научится, кто захочет работать — тот будет работать, не ища оправданий и причин. Благодаря упорству и воле, такие люди преодолевают всё на своём жизненном пути, не утрачивая при этом неуёмного интереса к жизни. Над ними — годы не властны.

Вот, пожалуй, именно в этом и кроется уникальность этого человека.

Фото Николая НИКИТЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 
 

Ответить

Войти с помощью: