Валентина Дмитриевна Астапович из деревни Симоничи чудом выжила во время войны

0
131

Судьба похожа на кружево, которое ткут небеса. Прямая ниточка вдруг закручивается, связываясь с кем-то узелком, затем снова изгибается, минуя опасную петлю, и теряется в хитрых переплетениях, подчиняясь чьим-то невидимым пальцам.

Люди часто говорят: «Судьба такая», сетуя на собственную жизненную нить, и нет двух кружев, похожих друг на друга, но иногда судьба подбрасывает нам настоящие подарки и чудеса, нужно только уметь увидеть их.

Злой рок или счастливая судьба

симоничи, Лельчицкий район, Астапович, Валентина

Крохотной малышке был всего день от роду, когда в деревню Осов пришли фашисты. Семья, в которой было много детей, судорожно собиралась бежать, закутывая ребятню в платки и усаживая на сани. Царила паника, хватали всё, что могло пригодиться первые пару дней. Каждый думал, что ещё вернётся в родной дом. Люди бежали в лес, только он мог укрыть и спасти.

Гомон и цокот копыт затихали вдали, а завёрнутая в платок малышка так и осталась лежать на кровати, забытая всеми в спешке.

Хватились, только прибыв на место, и тут же бросились назад.

Деревня полыхала. Дома вспыхивали, как спички, и огонь поднимался до самого неба, чёрной копотью пропитывая воздух.

Горе-родители бросились к своему дому, но и он уже превратился в огромное кострище.

Не существует слов, способных передать чувства, которые они испытали, зная, что их дитя там, внутри, в огненном аду.

… А малышка лежала на снегу возле пепелища. Фашист пожалел малютку и вынес на улицу прежде, чем сжечь её родной дом.

Казалось бы, сама Судьба вмешалась в жизнь этой девочки, но вскоре вновь подвергла смертельной опасности.

Отец с матерью, прихватив с собой малышку и автомат на всякий случай, надеялись незаметно проехать в другую деревню. Спрятанное под возом оружие не придавало уверенности. И вновь вмешался злой рок.

Навстречу им выехали двенадцать немцев верхом на лошадях. Они окружили повозку и заговорили с отцом. Женщина телом прикрыла ребёнка, надеясь, что если и застрелят её, то хоть дитя она сумеет собой закрыть. Немцы приставили к повозке одного из своих солдат, а сами поехали дальше. Исход был ясен. Фашист чуть отвёл повозку в сторону и направил на них автомат.

И тут откуда-то из глубины раздался детский плач.

И что-то дрогнуло в душе фашиста.

Он выстрелил два раза. В небо. И отпустил их.

Маленькому комочку, который ещё не знал, что родился во время войны, судьбой было суждено выжить дважды.

Песня строить и жить помогает

симоничи, Лельчицкий район, Астапович, Валентина

Историю своего детства Валентина Дмитриевна Астапович рассказывает с тихой радостью и благодарностью к тем, кто не дал ей погибнуть. Сегодня ей 76 лет, и, несмотря на проблемы со здоровьем, она полна сил и оптимизма.

— Трудно было жить, — признаётся Валентина Дмитриевна и тут же добавляет: — но весело! Всё потому, что песня помогает.

А поёт моя собеседница с детства. У неё и родители голосистые были. И хоть жизнь была тяжёлой, и работать в колхозе приходилось от зари и до зари, стоило Валентине запеть, как и жизнь становилась ярче и веселее.

— Как-то пошли с мужем в лес, а я как затянула песню – да и до самого вечера, пока домой не вернулись, пела. А он говорит: «Неужели не надоело петь? Не устала?», а я не устала ни капли, зато время быстрее пробежало.

Ни одна свадьба, ни одни проводы не проходили без Валентины Астапович! Где праздник и веселье – она там обязательно. В деревне так и говорили: «Надо Валю позвать! Какой же праздник без неё?» Она и песню затянет, и шутками-прибаутками настроение поднимет.

Передо мной действительно улыбчивая, живая женщина с отличным чувством юмора, чьи глаза блестят задором и ясностью ума.

— Недавно снова попала в больницу, подлечилась немного, а во время выписки мои соседи по палате обратились к врачу: «Не выписывайте Валю, нам же скучно будет». Конечно, я ж истории всякие рассказываю, пою — к нам больные из соседних палат приходили, чтобы время скоротать. Вот они и не хотели меня отпускать, — улыбается Валентина Дмитриевна.

Репертуар у моей собеседницы довольно широкий: есть и церковные песни, и народные, и частушки. Как-то приезжали из Киева фольклор собирать, остановились, конечно же, у неё. Вот уж тогда и напелась Валентина Дмитриевна!

— Помню, папа любил военные песни, старые, и мама много хороших песен знала. Жаль, что я не догадалась записать, да так многие и потерялись, — взгрустнулось ей.

Но когда разговор заходит о коллективе «Рябинушка» при Доме культуры, глаза у Валентины Дмитриевны вновь загораются.

— Где мы только с концертами не были! И район несколько раз объехали, и в Гомеле выступали! — показывает на фотографию, на которой запечатлён коллектив улыбающихся женщин в расшитых костюмах и баянист. — Сколько песен спето! Меня и сейчас зовут выступать, но я немного стесняюсь уже выходить на сцену.

И я вновь убеждаю её, что для голоса и песни нет преград, и коль душа поёт – надо петь.

Я пела, а муж танцевал

В маленьком доме Валентины Астапович все стены увешены фотографиями. На них — пожелтевших от времени и совсем новых — самые близкие и дорогие люди.

— Николай вернулся из армии и стал шофёром, ему и машину новую дали. Все с возами и лошадьми, а он – на автомобиле. Подвёз меня пару раз, а потом я за такого видного парня и замуж пошла.

11 лет Валентина Дмитриевна одна, но с той же теплотой вспоминает мужа.

— За всю нашу совместную жизнь ни разу плохого слова от него не слышала. Он меня на все праздники отпускал, а иногда и со мной ходил: я пела, а он у меня очень хорошо танцевал.

Валентина переехала к мужу в Симоничи. Сами дом строили, помощи ждать было неоткуда. Тяжело работали в колхозе, но никогда не теряли веры в свои силы и друг в друга.

— Помню, махорка стоила столько же, сколько яйцо, а муж курил. И я, чтобы сделать ему приятное, яйцо и меняла на махорку для него. Свекровь ругалась: мол, лучше бы я приготовила что-нибудь, а мне хотелось его порадовать.

У Валентины Дмитриевны трое детей, пять внуков, семь правнуков. Именно их фотографий больше всего. О них она рассказывает с улыбкой, называя каждого по имени и показывая на фото.

Валентина и сама из многодетной семьи: родилась между тремя братьями и тремя сёстрами, поэтому любит, когда все собираются вместе. Дети – дочери Тамара и Нина и сын Виктор – живут рядом с мамой в Симоничах, внуки разъехались, но каждое лето приезжают с правнуками и обязательно навещают Валентину Дмитриевну.

Кстати, сын в отца пошёл и тоже хорошо танцует, а дочери удались в маму и радуют своими песнями, продолжая династию певцов.

Захочешь – научишься

симоничи, Лельчицкий район, Астапович, Валентина

Фотографии в доме Валентины Астапович украшены вышитыми рушниками, на кровати расшитое покрывало и пышные подушки в ярких наволочках.

— Сама научилась вышивать, — с гордостью признаётся хозяйка. — А вот вязание никак мне не давалось. Работала я тогда санитаркой в больнице и с завистью посматривала на коллегу, в руках которой так быстро мелькал крючок. Попросила научить меня, говорю, что пробовала, да не получается, а она: «Ленишься ты. Когда по-настоящему захочешь – научишься». Я пришла домой, взяла крючок, нитки и давай мучиться: провяжу – распущу, провяжу – распущу… Наутро прихожу и кладу перед ней связанный кусочек, а она смеётся: «Я же говорила, просто ты ленилась!»

Свои концертные костюмы Валентина Дмитриевна тоже украсила сама: на рукавах и на жилетке цветная вышивка.

А один костюм вышила в последний путь…

— Только рано ещё мне, петь хочу, — с грустной улыбкой говорит рукодельница.

— Конечно, рано, — добавляю я, — не все песни спеты, не все байки рассказы, не все правнуки устроены. У судьбы на вас, Валентина Дмитриевна, ещё есть планы.

Фото Николая НИКИТЕНКО.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ответить

Войти с помощью: