Когда Даниилу Дриневскому из Тартака было 14 лет, оспа забрала у него зрение. Но инвалидность не ожесточила его, скорее, наоборот, наделила мудростью и чуткостью. Несмотря на то, что со временем в родной деревне его начали называть «старцем», он стал уважаемым человеком, к которому часто приходили за советом. Его руки — ладони, пальцы стали его глазами. Он наощупь определял, сколько лет корове или лошади, был очень умным и рассудительным человеком. Но личная жизнь не складывалась: не каждая женщина согласится выйти за слепого, пусть и толкового мужчину.

Однажды он ехал вместе с братом через деревню Осов и попросил остановиться у одного дома. Говорит: «В этом доме живёт моя будущая жена». Зашёл в дом, а там замужняя женщина обед готовит.  Её Даниил и позвал с собой. И представьте себе, Лукерья собрала свои вещи и прямо в фартуке, не погасив печь, ушла вместе с ним. О том, насколько ладно они жили, говорят их 9 детей.

Жизнь на рубеже XX столетия была тяжёлой и бедной. Один из сыновей Даниила, Николай, устроился кучером к пану Вишневскому, второй  — Трофим помогал Советской власти в организации первых колхозов, работал кузнецом.

Войну Трофим встретил в 26 лет — его призвали в 375-й строевой полк миномётчиком. И с первых дней он неустанно защищал Родину, отдавая этому великому делу все свои силы. В 1941-м году он вошёл в состав Приморской армии, в 1944 воевал в составе войск первого Украинского фронта, позже — Белорусского фронта.

ветеран, Дриневский, Великая Отечественная война

Фронтовые дороги Трофима насчитывают тысячи километров, они политы кровью и потом солдат и мирных жителей. Позже он скупо рассказывал своим потомкам о том, как много смертей видел на той войне, с ужасом вспоминал о выжженных деревнях и бездыханных телах детей и взрослых, которые валялись вдоль дорог, устремив безжизненные взгляды в небо… Взрослые мужчины плакали, и он, совсем юный и ничего не успевший в жизни, тоже плакал. Да и нельзя иначе, когда фронтовая дорога проходила через лагеря смерти.

В боях Трофим был не единожды ранен, пострадала голова, руки и ноги. Молодой организм быстро поправлялся, но позже все эти раны напомнили о себе. Как-то раз раненого главного старшину Приморской армии перевозили вместе с остальными пострадавшими на одном из одиннадцати кораблей. И тут, как стервятники, налетели фашисты и начали бомбить.

Из одиннадцати кораблей до порта добрались только два.

О боевых подвигах Трофима Дриневского свидетельствуют его награды: Орден Красной Звезды, медали «За освобождение Варшавы», «За оборону Севастополя», «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

Несмотря на потери, которые несла армия, в бойцах не угасала вера в правое дело, они дрались за свою семью, за своих родителей, жён и детей, за свой дом, уголок земли, за свою огромную Родину.

Трофим вспоминал, как в ночь с 8 на 9 мая 1945-го года они сидели в засаде у Берлина и ждали команду к бою. В воздухе — напряжение и отчаяние: драться до смерти — до смерти врага или до собственной гибели. И тут раздаётся крик: «За Родину! За Сталина! Вперёд!». И словно крылья выросли у замученных людей, словно вдохнул в них кто-то новые силы! Они бросились вперёд… И победили.

Под командованием дважды Героя Советского Союза маршала Михаила Катукова сержант миномётной роты Трофим Дриневский одним из первых вошёл в Берлин. Именно среди его однополчан были разведчики, которые укрепили советский флаг на фронтоне Рейхстага. Позже он получил медаль «За взятие Берлина».

К своим наградам он относился холодно и никогда их не носил. Память — вот его награда и наказание. Он помнил, как после объявления победы в Берлине фашисты из подвалов продолжали обстреливать советских солдат — молодые ребята гибли и после Дня Великой Победы. И многое отдал бы за то, чтобы забыть ужасы войны, которые состарили его на десятилетия.

После войны Трофим вернулся домой, на Полесье. В деревне Рубеж встретил свою судьбу — Марию, вместе с которой вырастил четыре дочери и сына. Закалённый характер и деловая хватка сыграли свою роль и после тяжёлых военных лет. Трофим Данилович с энтузиазмом взялся за восстановление разрушенного района: возглавил колхоз в Рубеже, стал депутатом сельского совета, после занимал разные должности. В последние трудовые годы работал заготовителем в Лельчицком сельпо. Он даже занял первое место в области по заготовке грибов среди заготовителей и ездил в Минск на слёт передовиков сельпо. Его неоднократно приглашали на встречи ветеранов в клубах и школах, но посещал он их неохотно. Не потому, что нечего было рассказать подрастающему поколению, а потому что слишком сильно бередили душу болезненные воспоминания.

Спустя некоторое время семья Дриневских перебралась в Лельчицы.

1 июня 1995 года Трофим Дриневский получил письмо от Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко и Орден Красной Звезды. Письмом он особенно гордился, несколько дней носил его с собой и показывал всем знакомым — не мог сдержать благодарности за то, что о нём всё ещё помнят и гордятся его вкладом в общую победу.

20 лет прошло с тех пор, как Трофима Даниловича не стало. Связь между ним и его женой Марией Ивановной была настолько крепкой, что без него она смогла прожить только 7 месяцев. После себя они оставили 9 внуков, 10 правнуков, праправнучка и гордость за поколение, которое смогло завоевать победу, выстоять и суметь построить жизнь заново, буквально подняв её из пепелища.

Почему так важно сохранить эту память? Чтобы не обесцветить слово «война». Война… Это слово обязано вселять ужас, оно пахнет порохом и кровью, оно несёт смерть. Рассказывайте своим детям и внукам о годах и жертвах Великой Отечественной войны, несите с гордостью звание победителей, делайте это так же страстно и трепетно, как хранят потомки Трофима Дриневского каждое воспоминание о нём.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: