В последнее время почему-то всё чаще мысленно возвращаюсь в детство — время  беззаботное, радостное. Будучи подростком, лето я проводила в основном в деревне Жмурное, на малой родине моего отца, у бабушки Юзи и дедушки Михася. До сих пор воспоминания о тех счастливых днях  будоражат душу, заставляют быстрее биться сердце, наполняют чем-то до боли знакомым, близким и таким родным. Это то дорогое, что останется со мной навсегда, сколько бы времени ни прошло…

Как не вспомнить бабушкин уютный дворик с яблоньками, которые щедро одаривали плодами, и большой грушей, на которой дед Михась смастерил нам, внукам, качели-«гуталку», как мы её тогда называли. А вдоль одной из стен хаты мы устраивали детский «магазинчик», где по очереди с двоюродной сестрёнкой Наташкой продавали «товары» «покупателям» — местным ребятишкам и тем, которые приезжали в гости к родственникам. Ещё мы очень любили собираться возле соседского дома, расположенного напротив бабушкиного, на скамеечке, где с друзьями играли в «Садовника», «Море волнуется раз», «Глухой телефон» и другие любимые нами игры, где рассказывали друг другу анекдоты, разные смешные истории и даже «страшилки». Правда, прошли годы, хозяев не стало, дом тот со временем обветшал, и его снесли. Нет уже и той скамеечки, откуда раздавался заливистый детский смех, и от этого становится как-то грустно и тоскливо…

Зато как радуется душа, что деревня преображается! Жмурное украшают малые архитектурные формы, уютная зона отдыха, заложенный дендропарк, и, конечно,  главное строение, появившееся несколько лет назад, — красивая часовня, куда каждый может прийти, приложиться к иконам, помолиться за своих родных и близких, испросить помощи и поддержки при духовных и телесных недугах, ощутить Божью милость и благодать.

Это было недавно, это было давно… С тех пор прошло около тридцати лет, но разве можно забыть аромат свежескошенной дедушкой травы, ощущение прохлады и свежести, когда бегали с сестрёнкой по утренней росе?!

Не забыть и тех вьюнов, которых ловили в речке Жмуренке. Я их немного боялась, но сушёные — ела с удовольствием.

Помню, мы настолько были увлечены своими детскими забавами, что напрочь забывали, что надо идти поесть. Иногда забегали в дом, брали кусочек хлеба, обмакивали его в воду, посыпали сахаром — и вперёд на улицу! А вечером с Наташкой наперегонки устремлялись к бабушке, которая, подоив корову, несла в «доёнке» тёплое парное молоко. Правда, не столько молока нам хотелось тогда, сколько посмаковать пенки. Не забыть и вкус хлеба, намазанного черничным вареньем. Каким вкусным всё это казалось!

Бабушка Юзя готовила в русской печи простую деревенскую еду, но вкус её — непередаваемый. Она любила приговаривать: «Борщ и каша — пища наша». Супы, борщи, каши (чаще пшённая), картошка печёная, «яешня», то есть яичница — вот неполный список тех блюд. А по утрам бабуля пекла нам блины и сухарики, которые сверху обильно посыпала сахаром. Творог, сметана, масло — всё было своё, натуральное. Не раз я брала в руки маслобойку,  взбивала сметану, а потом с каким удовольствием мы ели с сестрёнкой домашнее масло!

Бабушка отличалась кротостью и смирением, была глубоко верующим человеком, по воскресным дням ездила в костёл (бывало, добиралась в Лельчицы и пешком), старалась жить по Божиим заповедям. Ей были присущи бережливость и экономность. Домашние колбасы, засоленное мясо, рёбрышки бабуля припасала к большим праздникам — Рождеству, Крещению, Пасхе. Она  всегда в меру ела, была немногословна, никогда никого не осуждала, трудности и горести переносила мужественно, спокойно. Зато такую трудягу надо было ещё поискать! Работала на огороде с утра и до позднего вечера, порой забывая сходить пообедать. Бывало, пока мы приедем из Лельчиц, то бабушка уже третью часть участка в 20 соток картофеля сама выкапывала. Я порой спрашивала: «Бабушка, может, отдохнём? У вас спина не болит?». А она в ответ: «Какая там спина! Болит-не болит — а работать надо!»

Стала свидетельницей такого разговора невестки и свекрови.

— Уже здоровья нет, всё болит: и спина, и ноги, и руки… — жалуется бабушке мама.

— Какие там болезни, ты ж ещё молодая! Нашли мне возраст — 60! — отвечает с укором бабушка.

А бабуле в то время около 90 было. А с огорода — не выгнать!

Иногда приезжали  и видим, стоит сахар, подсолнечное масло, мука, другие продукты. На вопрос, откуда всё это и в таком количестве, бабушка отвечала, что коммерсантам продала сушёные грибы и за вырученные  деньги отоварилась.

Вот так с детских лет я училась у бабушки быть трудолюбивой, не роптать и не жаловаться, что бы ни случилось, терпеливо переносить жизненные невзгоды и потери, ибо на всё Божья воля.

Таким же работящим, добродушным, таким же заядлым грибником, как бабушка с дедушкой, был и мой папа, Адам Михайлович. Он  всегда шёл с улыбкой, с добром к людям. Коварная болезнь — инсульт — забрала его 15 января этого года на 75-м году жизни…

Когда с нами наши родители, мы чувствуем себя детьми, оберегаемыми и опекаемыми ими, защищёнными, а когда уходит один из них, словно что-то обрывается внутри, такое дорогое и близкое, ты словно птица с раненым крылом… Ты понимаешь, что уже ничего не вернуть, что таков закон жизни, что все мы смертны. Понимаешь, а сердце не хочет смириться с этим…

Папа, можно сказать, вырос в лесу: с детства ловко собирал грибы, ягоды. Всегда с большим нетерпением ждал начала грибного сезона. Мама рассказывала, что вставал спозаранку, всё смотрел в окно: хотел, чтобы побыстрее рассвело, тогда садился на велосипед и ехал на свои заветные, только ему знакомые места. В сезон папа привозил много лисичек, а белых грибов столько, что частенько все  лесные дары с первого захода не вмещались в печку. Потом с улыбкой говорил маме: «Хороший у меня приработок!»

А за последние несколько лет папа ослаб, коленные суставы не давали покоя. Сначала брат возил его в лес, а потом папа отказался от этих поездок сам: чтобы бегать по лесу, ноги нужны здоровые и крепкие.

Прошлый год выдался на удивление грибным. Представьте, что творилось в душе папы и как хотелось ему в лес! Но ноги, подводили ноги, да и здоровье слабело. И всё-таки однажды уговорил он маму поехать в лес, пообещав, что будет сидеть в машине и только показывать внукам, где собирать грибы. Так и сделали. Все разбрелись, а когда вернулись, папы в машине не было. Разве могла выдержать его грибная душа?! Мама, племянники забеспокоились, стали звать-кричать, бегать по лесу то в одну, то в другую стороны. Но всё было тщетно. Уже даже пришла мысль обратиться за помощью в милицию, РОЧС. Но тут папа отозвался. Оказалось, он ползком, из последних сил, пробрался в глубь леса, к своим местам — так хотелось их увидеть хотя бы одним глазком. А в пакетике, который папа держал в руке, лежали лисички, немного белых грибов. Мама начала укорять и спрашивать, почему не отвечал, когда его звали. На что папа (он у нас по жизни любил пошутить) ответил, улыбнувшись:

— Настоящие грибники своих мест не выдают!

И в этих словах весь папа! Думаю, чувствуя, что силы покидают, папа хотел попрощаться с лесом, таким любимым и дорогим, хотел вдохнуть глоток свежего воздуха, понимая, что, возможно, это в последний раз и такого шанса больше не будет. Так оно и вышло.

Похоронили мы папу в Жмурном — это была его воля. В тот облачный день, когда мы ехали вдоль леса, вдоль исхоженных-истоптанных папиных мест, неожиданно выглянуло солнышко и осветило яркими лучами нам путь. Так природа приветствовала папу, так прощалась с человеком, который всей душой любил родную землю, оберегал лес, и он, как настоящий  и преданный друг, ответил тем же.

Чем старше мы становимся, тем ярче видим картины детства, и тем дороже они нам, и в сердце моя большая малая Родина занимает одно из главных и дорогих мест.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Прекрасная статья. Прочитал несколько раз, хотя и считаю это большим случаем, действительно, что попалось на глаза. Так и хочется исправить на «далекое и близкое», но это право принадлежит автору. Детство для человека одно из самых ярких воспоминаний, как ни странно и ваш рассказ тому подтверждение. И трава в детстве зеленее и каша вкуснее. Для меня Жмурное родное место, здесь родился и вырос мой отец. Я так же летом приезжал на каникулы в Жмурное из Москвы к родственникам и жил у тетки, звали ее Лида. И мне сильно кажется мы были соседи и даже дружили.. Я Вас точно запомнил, и «магазин» под стеной и «гуталку» и лавочку. Нам лет по 12-15 было. Меня Виктор Фицнер зовут, если я не ошибся то вспомните. С тех пор там больше не бывал и очень сожалею. Прекрасное было время.
    Спасибо.

  2. Виктор, добрый день! Прошу прощения, что сразу не ответила на ваш комментарий — не заметила. Большое спасибо вам за добрые слова, мне очень приятно, что вам деревня Жмурное так же близка, как и мне. Да, воспоминания детства меня всегда согревают. а тут мысли, эмоции переполняли… Ещё раз большое спасибо за вдохновляющий отзыв о статье!

Добавить комментарий

Войти с помощью: