Вера Ивановна уже может считать себя гомельчанкой: 14-й год живет в областном центре. Судьба словно провела ее по кругу: видела освобожденный от фашистов Гомель осенью 1943-го, участвовала в Гомельско-Речицкой наступательной операции в качестве связистки. В 2005 году решилась на уговоры дочери продать дом в родных Житковичах и переехать в квартиру на улице Свиридова в город на Соже. 

Первое замужество

Телеграфисткой в своем райцентре Вера Струповец работала еще в 1939-м. До июня 1941-го отбивала телеграммы мирной жизни. Чувствовала себя на своем месте.

— Подружки постарше пригласили праздновать 8 Марта. Были за столом и их знакомые, офицеры, — рассказывает Вера Ивановна. — Я самая молодая. Понравилась Тихону Марченко, старшему лейтенанту, хотя сама в нем ничего особого не отметила. Он же был настойчивым, встречал меня с работы, признавался в любви и требовал расписаться непременно 1 Мая. Уговорил! Прямо с нашей майской свадьбы Тихона срочно вызвали в военную часть. Так что интимного ничего с ним не имела. Позже, перед самой войной, он прислал письмо с границы с Польшей, просил приехать к нему. Я ответила, что не могу, не отпускают с работы. Больше мы и не увиделись…

На второй день Великой Отечественной войны житковчане-связисты получили приказ явиться в Калинковичи. Здесь ожидали связистов 3-й армии, те выходили из окружения. После переформирования многие коммунисты Полесья влились в политотдел 3-й армии и другие объединения. 5 августа 1941 года был создан 109-й отдельный полк связи, в который просилась и 17-летняя Вера. «Вас можем взять только добровольцем», — сказали представители военкомата.

Встреча ветеранов полка


…Смотрю на эту миловидную женщину, которая и на 96-м году жизни остается привлекательной: стрижка каре, зауженные брючки, яркая кофточка. И только тяжелый от наград празд­ничный пиджак слегка заставляет хрупкую героиню наклониться…

Начало

— Помню красную лозу на берегах Днепра в Лоеве, где мы переправлялись. Вдруг налетела «Рама», а потом такая бомбежка жуткая! Уцелели, двигались, как теперь понимаю, в обход Чернигова, в брянские леса. А там новые испытания первой военной зимы. Несмотря на морозы, метели, обстрелы и бомбежки нужно было обеспечивать надежную связь в боях под Москвой.

Полк отличился и под Орлом, в приказах отмечали заслуги связистов, которые делали качественной телефонно-телеграфную и радиосвязь, своевременно доставляли боевые приказы и распоряжения.

«Линии связи и телефонно-телеграфная аппаратура, несмотря на частые переезды по ухабистым дорогам, во всех условиях, будь то отступление или наступление, работали устойчиво и надежно», — подчеркивал в книге «Третья армия. История. Люди. Подвиги» кандидат исторических наук, полковник в отставке Григорий Колтунов, в свое время руководивший телефонно-телеграфным батальоном 109-го полка.

Как дорогую семейную реликвию хранит Вера Ивановна этот сборник с дарственной надписью автора и письмом — поздравлением с 51-й годовщиной Великой Победы. «В нашем полку пока все в норме, — писал военный историк, бывший нач­штаба, дошедший со своими связистами до Берлина. — Стареем, но пока не сдаемся…» К сожалению, автора уже нет на свете…

Листая книгу, моя героиня открыла страницы, где значатся их с мужем, Алексеем Сочалиным, имена.

На всю жизнь

— Мы, девушки-связистки, не допускали шуры-муры. И руководство нас держало в строгости, очень уж большая ответственность была на нас, — отмечает собеседница.— Знаете, командиры подчас проверки такого плана устраивали: ступни ног ощупывали, проверяли, одна ли ты в кровати. Так что о близости не помышляли: на такой службе не должно быть отвлекающих эмоций.

Алексей мой россиянин, уроженец деревни Сахарово, из Подмосковья. Мы познакомились и подружились в составе полка в тяжелое время в брянских лесах. Красивый, порядочный молодой человек, участник войны с белофиннами, оказывал мне знаки внимания. Я не скрывала, что и он мне нравится. Свою нежную любовь мы пронесли через все испытания, став семьей после войны. Он интересовался всем, белорусский язык, можно сказать, знал лучше меня. Не забуду, как спросил: «Вера, что такое «парасон»? Я ответила, что это «поросенок». Ну и хохотал же Леша!

В условиях военного времени

Вера была телеграфисткой-радисткой, обеспечивала через коммутатор связь с дивизиями, отправляла шифровки, телеграммы, работала с помощью азбуки Морзе. Образование в семь классов и опыт работы на телеграфе позволяли делать все качественно, грамотно.

— Иногда подводили шифровальщики, — делится Вера Ивановна. — Попадали на службу ребята-самоучки, из-за плохого почерка искажавшие написание цифр, что меняло текст. Приходилось все выверять, править.

А настоящая подруга у меня одна была тогда на ответственной нашей работе: Мотя Попова из Калинковичей. Кстати, не все выдерживали жесткие условия военного времени. К нашему комполка, уже на территории Польши, обратился один из комдивов, чтобы, пока сам будет на курсах, подучили его телеграфистку. Ей все очень трудно давалось, даже строем ходить. Как-то после очередной смены она задержалась после всех в каптерке, чистила оружие. И вдруг слышим выстрел. Нелепо жизнь свою молодую загубила… Похоронили ее в чужой земле.

Памятный отпуск

В июне 1943-го 3-ю армию возглавил Александр Васильевич Горбатов. Очень тепло рассказывает о нем Вера Ивановна, отмечает заботу о подчиненных. Командарм постоянно обращался к ним, связисткам-белорускам: когда вступим на территорию Гомельщины, тот, кто поддерживает связь с родными, имеет точный адрес, сможет отправиться в краткосрочный отпуск.

Вере писала из Лельчицкого района мама, жила там у своего брата. Так что девушке дали отпуск на три дня.

С мамой Екатериной Федоровной, дочками Аллой и Тамарой. 1947 год


— На гомельском вокзале запомнилась молодая женщина в солдатской шинели. Она пыталась руками-культями замотать лежащего на окне младенца в какие-то тряпки. Этого не забыть… — выдохнула Вера Ивановна. — Город лежал в руинах. Из Гомеля до Калинковичей ехала товарняком. Дальше до Мозыря на машине, потом пешком, ночью через лес. В шинели, кирзовых сапогах. Помню, большую реку переходила по мосту, а там домик сторожевой. Попросилась на ночлег. До рассвета перекантовалась, и скорее на Лельчицы. Сколько радости было увидеться с сестрой, с мамой. Брат уже с партизанским отрядом влился в действующую армию. Получилось, что одну только ночь я провела с родными, и надо назад. Снова на товарняках в Гомель. А полк уже отбыл, сообщили, что в Малиновке. Регулировщица посадила меня на машину, и уже под Минском догнала я свой 109-й. Прибыла и сразу пошла в смену.

Дороже наград уваженье людское

Два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга»… В Берлине к рейхстагу связистов не пустили, так что Вера вскоре была отправлена на машине в Подмосковье, к родным мужа. Потом вернулась в Минск, жили на частной квартире. Затем мужа перевели в родной полк, в Гродно. Восемь лет жизни связано с этим городом на Немане. Дальше был Несвиж, откуда демобилизовался супруг.

Вера Ивановна с мужем Алексеем под Гродно


— Мы поехали на мою малую родину, в Житковичи. Алексею предлагали возглавить сельхозпредприятие, но он отказывался, считал это не своим делом, — делится Вера Ивановна. — Пошел на торфозавод кадровиком. Затем мы с ним вернулись в свою любимую связь: 28 лет муж возглавлял районный узел связи, я работала телеграфист­кой. Супруг мой был прекрасным человеком. Уважаемым! В 1985 году его отметили Почетной грамотой Верховного Совета БССР. Он был персональным пенсионером республиканского значения, а я — областного. Мы вырастили трех прекрасных дочерей, все получили высшее образование.

Вера Ивановна отдала связи 45 лет. В коллективе «Белтелекома» очень тепло относятся к ветерану войны Сочалиной. В 95-летний юбилей пригласили в профком предприятия, поздра­вили от души, под­держали материально.

Жить в веке XXI

— Какой вид связи предпочитаете сегодня? — интересуюсь у Веры Ивановны. Она отвечает, что есть мобильник, кнопочный, но все же привычнее общаться по обычному городскому телефону. Чаще звонят ей сами дочери и внуки.

— Но без связи и в этом веке не прожить. Столько новаций в ней, молодежь в этом очень здорово разбирается, детвора, — констатирует моя героиня. — Две мои дочери живут далеко, в других государствах: Тамара — в Ташкенте, Инна — в Мукачево, внучка Яна — в Киеве. В Гомеле дочка Алла, внучка Элла… Продолжение рода — правнуки. Все хорошие и любимые, только жить и радоваться. Принимаю от всех родных и знакомых поздравления с 75-летием освобождения Гомеля. Святой для меня праздник!

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: