26 апреля 1986 года навсегда изменились тысячи судеб советского народа. Сотни семей были вынуждены бросить родную землю, свой дом, имущество, домашних животных и бежать в неизвестность от невидимой смертельной угрозы. Они надеялись вернуться через пару дней, поэтому в спешке оставили всё, как было — недопитый чай, недочитанные книги, незаправленные постели… Но так и не смогли вернуться.

Авария в Чернобыле предстаёт в нашем сознании запустением, мёртвыми деревнями, паникой, горечью йода оседает на языке. Мы делим время на «до» и «после», подсчитываем экономические убытки и просчитываем риски на перспективу, но гораздо важнее люди, которые оказались в эпицентре или слишком близко к катастрофе. Кто-то бежал, успев схватить только вещи первой необходимости, а кто-то по долгу службы, наоборот, двигался против людского потока туда, где поднималось в небо смертельное облако.

Первыми в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС приняли участие сотрудники станции. Они отключали оборудование, разбирали завалы, устраняли очаги возгораний в реакторном и машинном залах и других помещениях аварийного блока. Основные усилия были направлены на снижение радиоактивных выбросов из разрушенного реактора и предотвращение ещё более серьёзных последствий. Например, существовали опасения, что из-за остаточного тепловыделения в топливе, остающемся в реакторе, произойдёт расплавление активной зоны ядерного реактора. Были приняты меры для того, чтобы предотвратить проникновение расплава в грунт под реактором. В частности, в течение месяца шахтёрами был вырыт 136-метровый тоннель под реактор. Для предотвращения заражения грунтовых вод и реки Днепр в грунте вокруг станции была сооружена защитная стена, глубина которой местами доходила до 30 метров. Также в течение 10 дней инженерными войсками были отсыпаны дамбы на реке Припять.

Затем начались работы по очистке территории и захоронению разрушенного реактора. Вокруг четвёртого блока за пять месяцев был построен бетонный «саркофаг» (так называемый объект «Укрытие»).

В первые дни после аварии было эвакуировано население 10-километровой зоны, а в последующие дни и других населённых пунктов 30-километровой зоны.

В общей сложности в ликвидации последствий аварии приняли участие от 600 до 900 тысяч человек. Среди них был и уроженец Лельчицкого района Анатолий Бутьковец.

Когда сообщили о взрыве на Чернобыльской атомной электростанции, Анатолию Николаевичу было всего 20 лет. В то время он работал в Мозыре мотористом-рулевым на теплоходе и плавал по маршруту Мозырь – Запорожье. Но после взрыва маршрут изменили.

Но если начинать его биографическую историю, то истоки её в деревне Боровое. Анатолий рос в многодетной семье, у него четыре брата и сестра. Старший брат Григорий «заразил» его любовью к водной стихии — тот служил в морском флоте, и поэтому Анатолий поступил в Гомельское училище речного флота. А потом была практика в Мозырском порту на теплоходе. Здесь его и застала новость об аварии.

Курс изменили, и до осени 1986 года Анатолий Бутьковец плавал между Киевом и Чернобылем. Он перевозил различные грузы — щебень, песок, которые использовались для ликвидации последствий аварии.

До армии Анатолию Николаевичу посчастливилось побывать в многолюдном и живом Чернобыле до злополучного взрыва. Там кипела жизнь — молодые и перспективные люди получали жильё, строили объекты инфраструктуры, заводили семьи и растили детей…

Был он там и после. Воспоминания о заброшенном городе заставляют содрогнуться… Мёртвыми, слепыми окнами смотрел на незваных гостей некогда шумный город, он ждал, что вот-вот вернутся его жители, но эта территория была обречена на тишину.

Осенью 1986 года маршрут перенаправили в сторону Гомеля, но Анатолий Бутьковец до 1989 года периодически пересекал зону отчуждения на речном судне.

Рассказывая о тех днях, в голосе Анатолия Николаевича нет волнения. Говорит, приказывали работать и плыть — он свою работу и выполнял. Казалось бы, должна охватить паника, страх перед неизвестностью и радиацией, но Анатолий не помнит страха. Возможно, тогда ещё было мало информации, сведения о ситуации давались расплывчатые, да и для того, чтобы бояться, надо видеть врага в лицо. А какое лицо у радиации?

После порта Анатолий Николаевич вернулся домой, в Лельчицкий район, устроился в райцентр в сельхозтехнику, а со временем переехал в Боровое. Соседняя деревня Калиновка опустела, но Анатолий Бутьковец принял решение остаться на родной земле и вот уже 24 года работает в Боровском лесничестве лесником. За это время он обзавёлся семьёй: старший сын тоже решил связать свою жизнь с лесом и работает вместе с отцом, дочь выбрала точность цифр и стала бухгалтером, радует Анатолия маленькая внучка.

Как участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в пределах 10-километровой зоны, Анатолий Николаевич вышел на пенсию в 50 лет, но на заслуженный отдых не отправился, силы ещё есть, да и здоровье позволяет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: