Фото Олега Белоусова
“Я его так любила. До сих пор не могу поверить, что убила”, — в слезах повторяла гомельчанка, которая в прошлом году во время очередной ссоры с мужем схватилась за нож. Одного удара оказалось достаточно, чтобы лишить возлюбленного жизни. Сейчас женщина отбывает наказание за убийство. Такова обратная сторона семейного насилия.

 



Разрушенные жизни

Этой трагедии предшествовали обращения в милицию, когда после очередного застолья пьяный супруг поднимал на жену руку. Женщина сама признает: к ней неоднократно приходил участковый, предлагал, как выход из ситуации, развестись, но она каждый раз прощала, яростно защищала и категорически отказывалась привлекать мужа к ответственности. Нет, она не зависела от него материально. Работала воспитателем, жила в собственной квартире, могла спокойно выгнать супруга, чтобы тот не отравлял ей жизнь. “Я его люблю, я его прощаю”, — произносила она как заведенная. Он же в свою очередь нигде не работал, перебивался случайными заработками.

Таких ситуаций, когда жертва семейного насилия становится преступником, немало. В колониях отбывают наказания десятки женщин, отомстивших своим обидчикам. И все же как-то несправедливо, что жертва, защищая себя, с легкостью может стать преступником.

По закону говорить о самообороне умест­но в том случае, когда жертва своими действиями не превысила того вреда, который был предварительно причинен ей обидчиком. То есть если семейный агрессор ударил жену или сожительницу по лицу, а она схватилась за нож и нанесла один, но точный удар в жизненно важный орган, это убийство. Однако никто не знает, сколько увесистых пощечин и пинков за свою жизнь получила сама женщина…

Бьет — не значит любит 

В семейно-бытовом конфликте есть и другой вариант развития событий, когда женщина не может постоять за себя. И он куда более распространенный.
Как рассказала официальный представитель УСК по Гомельской области Мария Кривоногова, 1 февраля пьяный чечерянин отрубил бывшей жене кисть правой руки. При этом мужчина положил ампутированную часть тела в холодильную камеру и самостоятельно оказал пострадавшей первую помощь. Впрочем, к медикам экс-супруг обратился лишь утром 3 февраля. По факту умышленного причинения тяжкого телесного повреждения Чечерским РОСК возбуждено уголовное дело.
О мужчине известно, что ранее он неоднократно привлекался к уголовной ответ­ственности. В сентябре прошлого года судом Чечерского района был признан виновным в угрозе убийством бывшей жене. Тогда подсудимый в качестве оружия использовал ножницы по металлу.
Как сообщалось, конфликт вспыхнул на почве ревности. Оба были в подпитии, и словесная перепалка перешла в рукоприкладство. Кроме прямых угроз физической расправой мужчина с кулаками набросился на бывшую жену. Женщина сопротивлялась и пыталась вырваться, в какой-то момент это удалось. Но разгоряченный сожитель не унимался: схватил ножницы по металлу и приставил их к пальцу жертвы, угрожал отрезать.
После случившегося чечерянка целый месяц провела у знакомых, но уговоры взрослой дочери и бывшего мужа взяли свое: женщина вернулась домой. Тем не менее дебошира привлекли к ответственности за угрозу убийством. В качестве наказания ему назначен штраф в размере 40 базовых величин. После первого инцидента буйный житель Чечерска выводов не сделал. Мужчина почему-то забыл, что бывшая жена — не его собственность и не предмет для издевательств в пьяном бреду. Уголовное дело передано прокурору для направления в суд.
— Мы призываем, чтобы люди не замыкались в себе, не оставались один на один со своей проблемой. Не стыдно признать, что в семье что-то пошло не так и обратиться в милицию, — убежден заместитель начальника УВД облисполкома Анатолий Васильев.
Нечего скрывать
В прошлом году в милицию поступило 12 тысяч 976 сообщений о семейно-бытовых конфликтах. В будни в среднем бывает 25 — 30 звонков. С пятницы по воскресенье количество вызовов увеличивается до 40. Когда в стране праздничные дни, доходит и до 50 обращений в сутки. Это связано с тем, что в такие дни люди не заняты и употребляют гораздо больше спиртного. При этом более 90% всех вызовов спровоцированы употреблением алкоголя, когда поведение близкого человека становится неконтролируемым, а любая ссора заканчивается применением физической силы.
— Мы понимаем, что если потерпевшая обратилась к правоохранителям, то это уже не первый конфликт в семье. Жертва доведена до такого состояния, когда этот звонок становится вынужденной мерой. Но не все обратившиеся в милицию спешат привлекать обидчика к ответственности, — подчеркнул Анатолий Васильев. — Женщины просят попугать агрессора, провести с ним беседу. Они знают, что, если написать заявление, сожитель или муж все равно вернется в общую квартиру. Однако уже с претензиями. Нежелание наказывать связано напрямую и с материальным фактором. Если дело дойдет до суда, то за агрессора придется уплатить штраф из семейного бюджета.
Милиция не имеет права заставить потерпевшую написать заявление на обидчика. Однако дебошир должен понимать, что рычаги воздействия на него найдутся. Прокуратура области и УВД облисполкома в прошлом году разработали алгоритм взаимодействия, в котором четко прописано, как необходимо действовать в таких случаях.

Как рассказала старший помощник прокурора области Татьяна Жизневская, если женщина не хочет писать заявление, потому что материально зависит от агрессора, боится или есть другие причины, но при этом известно, что скандалы в этой семье происходят регулярно, в ситуацию вмешивается прокурор. Он изучает собранные правоохранителями материалы по семейному дебоширу и дает поручение о начале административного процесса или возбуждении уголовного дела. В такой ситуации даже если потерпевшая не желает привлекать обидчика к ответственности, материал все равно направляется в суд. Дело не может быть прекращено в связи с примирением сторон.

Зарплату — жене

В качестве защитной меры от семейного пьяницы-дебошира эффективно применение такой гражданско-правовой нормы, как ограничение в дееспособности лиц, страдающих хроническим алкоголизмом либо наркоманией и ставящих свои семьи в тяжелое материальное положение.
— Например, муж работает, получает заработную плату, но деньги пропивает, ставит семью в тяжелое материальное положение, — отметила Татьяна Жизневская. — В таком случае супруга вправе обратиться в милицию, прокуратуру и другие госорганы с заявлением об оказании помощи для обращения в суд. Когда решением суда пьющего мужа признают ограниченно дееспособным, жену назначают попечителем. Она и будет получать зарплату супруга.
— То есть муж останется без денег?
— На мелкие расходы, конечно, выдают деньги, но распоряжаться всеми средствами самостоятельно он не сможет.
Эта норма у нас пока недостаточно распространена, хотя применяется довольно давно. Возможно, люди просто не знают о ней, некоторые не совсем понимают ее смысла или не разграничивают понятия “ограничение в дееспособности” и “признание недееспособным”.
Субъектам профилактики следует разъяснять населению, как действует эта мера, какие последствия повлечет ее применение. На самом деле, в тех случаях, когда такая гражданско-правовая норма работает, эффект всегда положительный, подытожила Татьяна Жизневская.
Следующая мера — направление в лечебно-трудовой профилакторий. Туда могут попасть люди, страдающие хроническим алкоголизмом, которые неоднократно в течение года привлекались к административной ответственности за правонарушения в состоянии алкогольного опьянения. Прокуратура области обращает пристальное внимание на такие факты.

— Мы ориентируем, чтобы работающих людей не изолировали от общества, а ограничивали в дееспособности. Ведь направление в ЛТП влечет за собой увольнение с работы. Вернувшись через год, человеку придется искать новое место. Кто знает, как сложится его дальнейшая жизнь, — подчерк­нула старший помощник прокурора области. — А так он и работу сохраняет, и встает на путь исправления.

С вещами на выход
Если на агрессора не действуют бесконечные беседы и уговоры, в отношении него может быть применено защитное предписание. Сегодня это один из эффективных способов  разрешения семейных конфликтов, потому что на законных основаниях позволяет оградить совместное проживание дебошира с жертвой его агрессии на период от 3 до 30 суток. При этом человека не выгоняют на улицу. В каждом райцентре и Гомеле определены помещения, как правило, на базе общежитий при КЖРЭУП, где созданы условия для временного проживания. Однако возможностью пребывания в подобных комнатах пользуются в основном жители областного центра. В сельской мест­ности такие люди чаще всего идут к родственникам.

Как сообщил заместитель начальника УВД облисполкома Анатолий Васильев, в прошлом году в отношении семейных скандалистов вынесено свыше 800 защитных предписаний. Для сравнения: в 2017-м — чуть более 600, в 2016-м — около 400. Как видим, эта мера становится все более популярной. Растет и число случаев, когда люди благодарны за внимание к ним и за то, что их проблемы не остаются незамеченными.

Бывает, что вынесение предписания — единственная возможность остудить накалившуюся в семье ситуацию. К счастью, как показывает практика, поняв, насколько эта мера действенная, женщины уже не спешат возвращаться к обидчику.

Не держи в себе

Мириться с насилием в семье не стоит, нужно сразу же обращаться за помощью. В Гомеле психологическую помощь детям, подросткам и их родителям окажут круглосуточно и анонимно по телефонам доверия: 170, 31-51-61. Можно позвонить и в Гомельский городской центр социального обслуживания семьи и детей — 35-75-64. Также работает общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия: 8 (801) 100-8-801. Специалисты оказывают помощь анонимно и конфиденциально. Линия работает ежедневно с 8.00 до 20.00.
Если вы оказались в сложной жизненной ситуации и некуда идти, можно найти приют в “кризисной” комнате. Она работает круглосуточно, без выходных и праздничных дней. Получить направление можно:
  • в комиссии по делам несовершеннолетних Гомельского горисполкома
  • (тел. 33-81-44) — для семей с несовершеннолетними детьми;
  • в управлении по труду, занятости и социальной защите Гомельского горисполкома (тел. 75-57-71);
  • в управлении образования Гомельского горисполкома (тел. 70-34-96);
  • в Гомельской центральной городской поликлинике (тел. 60-14-23);
  • в отделах внутренних дел администраций районов Гомеля.

Место нахождения комнаты не разглашается. Там женщина может пожить, пока не решит свои проблемы. Радует, что эта мера становится востребованной в районах. Конечно, определенное стеснение у женщин еще присутствует, но они все чаще начинают обращаться в “кризисные” комнаты, а не бегут от дебошира к родственникам.

Несмотря на определенные положительные подвижки, “бьет — значит любит”— это все еще по-нашему. В большинстве случаев мужчины становятся семейными агрессорами на почве бытового пьянства и трудовой незанятости. Это ли не повод задуматься?

Кристина Ворона

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: