Представители республиканских СМИ посетили регион, больше других пострадавший от мирного атома, — Брагинщину и прошли туристической тропой по Полесскому радиационно-экологическому заповеднику.

Развенчание мифа

Все верно — зона отчуждения, именно белорусская ее часть, с недавних пор открыта для туристов. Точнее, с декабря прошлого года, когда вступили в силу поправки в нормативно-правовые документы, касающиеся деятельности Полесского государственного радиационно-экологического заповедника. Помимо научных и хозяйственных задач, персонал заповедника выполняет теперь еще одну — организует в зону походы для туристов, в том числе иностранных.

Но начать хотелось бы с другого. С социально-экономической ситуации в регионе. Пережившие страшную катастро­фу земли не заброшены, наоборот, их возрождение и поступательное развитие с каждым годом становятся все более очевидными. Перед участниками пресс-тура, организованного Департаментом по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС, во всей красе предстал обновленный Брагин. Глубинкой райцентр уже не хочется называть. Дом культуры, учреждения образования, здравоохранения, спортивные объекты, скверы, магазины, улицы с тротуарами — все преобразилось коренным образом, приобрело, если хотите, европейский лоск.

Больше всего вопросов журналисты обрушили на главврача районной больницы Игоря Киреню. С ходу он развеял самый стойкий миф — о высоком уровне онкозаболеваний в пострадавших районах. На самом деле он такой же, например, как в Минске, Москве или Нью-Йорке. Рост заболеваемости и смертности от рака — общемировая тенденция. Да, когда-то на Брагинской земле фиксировали незначительный рост числа больных раком щитовидной железы, но это в прошлом. Если уж брать сухую статистику, то где бы вы думали больше всего онкобольных в Беларуси? На Витебщине. До которой чернобыльские облака не долетели.

Но здоровья, конечно, зона “под боком” тоже не добавляет. Немалую роль в сохранении и улучшении здоровья людей на пострадавшей от мирного атома территории играет Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека. Огромный медицинский комплекс в Гомеле и создавался с целью минимизации вреда от пролонгированного воздействия на население последствий катастрофы. И со своей задачей медики РНПЦ справляются. Что доказывают неплохие демографические показатели в пострадавших районах. Кстати, в начале года на Брагинщине достигнут самый высокий показатель рождаемости в области.

Из сталкеров в туристы

 

Украинцам зона уже 10 лет приносит немалые деньги, чего только не предлагают там клиентам. Да, самые “лакомые” для туристов, исторически значимые объекты на Украине — сама станция и мертвый город Припять. Но и белорусам есть что предложить. Это отселенные деревни и лишенная антропогенной нагрузки природа, разнообразие растительных и животных видов.

Всего с декабря 2018-го белорусскую зону посетили 68 человек. Половина из них иностранцы: из США, Италии, Польши, России. Пока для туристов разработали два маршрута, в будущем их число смогут увеличить. Гостей возят на автобусе, заезжая в отселенные деревни с относительно низким уровнем загрязнения. Что важно, разрешают заходить в хаты и большие здания — места более чем атмосферные, позволяющие прочувствовать следы страшной катастрофы. Лично мне запомнилось здание бывшего народного училища в селе Погонное. В память врезались надписи мелом на досках в аудиториях. Некоторые появились уже после катастрофы, другие можно смело датировать апрелем 1986-го.

Турпоход впечатлил и, как ни странно, вместо гнетущих эмоций оставил другие, более светлые. Подумалось, что возвращение людей в эти места, пусть даже туристов, укрепляет веру в их возрождение. Хоть и через много лет. И каждый шаг человека по этой земле заставляет чернобыльскую тень пятиться все дальше.

Теперь посетить белорусскую зону могут все желающие. Либо самостоятельно, либо в составе группы. Проводник будет сопровождать в любом случае. Нужно лишь подать заявку, прислав ее на официальный сайт заповедника.

Туризм — маленькая толика работы заповедника, подчеркнул его директор Михаил Рубащенко. Компенсировать расходы на весь спектр деятельности на загрязненных территориях невозможно, но вырученные средства, безусловно, направят на развитие зоны. В частности, к концу года на все 35-метровые выш­ки (их здесь 31) установят видеокамеры. Их главным назначением, вопреки догадкам журналистов, будет не обнаружение туристов вне закона — сталкеров, а выявление очагов возгораний. Пожарная безопасность в “зоне”, по крайней мере в ее белорусской части, задача архиважная, и персонал заповедника с ней достойно справляется. Наличие камер значительно упростит эту работу.

Роман Старовойтов

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: