Европейские игры, гребля
На чемпионате Беларуси Ольга КЛИМОВА завоевала три золотые медали.

В программу Олимпийских игр женские соревнования по каноэ вошли всего два года назад. Игры в Токио будут для них дебютом, и потому на этих девчонок главный тренер сборной Беларуси Владимир Шантарович предлагает обратить особое внимание. Для девушек, как и для остальной сборной, завершившийся накануне в Заславле чемпионат страны стал тестовым в преддверии II Европейских игр и полноценным сражением за места в составе. Климова испытания выдержала с честью. Вместе с Надеждой Макарченко выиграла заезды на 200 и 500 метров, а после играючи завоевала личное золото на самой длинной, пятикилометровой дистанции. Среди претенденток на награды Владимир Шантарович называет эту девушку и в разговоре о II Европейских играх. Да и сама Ольга заверяет: она настроена решительно. 

— Считается, что гребля — достаточно технологичный вид спорта. Но мне кажется, что различия между лодками не так уж сильно влияют на результаты. Гораздо больше итоговое место зависит от умения перестроить технику гребли в зависимости от условий на том или ином канале. Мне, например, не нравится выступать в солнечную погоду — на воде приходится сильно щуриться даже в темных очках. Или боковой ветер. Для каноэ он гораздо более критичен, чем для байдарки.

— Каждая лодка индивидуальна?

— Существуют лишь две серьезные фирмы, которые производят спортивные каноэ: Nelo и Plastex. Они снабжают лодками всех спорт­сменов, но мне Nelo не очень нравится. Ее профиль овальный, похож на яйцо. Очень неустойчивая — с первого раза даже мне сложно поехать. На Plastex может поехать, наверное, любой. Кстати, управлять каноэ не так и сложно, как это может показаться. Даже тому, кто ни разу не выходил на воду, хватит года, чтобы чувствовать себя уверенно.

— Ты ведь с байдарки начинала?

— В Жодино мой первый тренер Людмила Козловская предложила попробовать, но потом, когда у каноэ появилась олимпийская перспектива, отправила в каноэ. Помню, сказала: «У нас каноэ, считай, не развито — будешь чемпионкой!» Я сопротивлялась, хотела доказать, что могу побеждать и в байдарке, но за лето освоилась.

— Многие тренеры рассказывают, что в прежние времена лодки были тяжелые и неказистые. Тебе тоже пришлось начинать с таких?

— Мне о временах, когда гонялись на деревянных лодках, только рассказывали, но изменений и сейчас хватает. Например, в позапрошлом году кто-то в международной федерации постановил, что гоночный вес лодки должен быть на 2 килограмма меньше — 14 вместо 16. Варианта было два: или закупать новые лодки, что, понятное дело, очень дорого, или отпиливать лишнее. Мы отпиливали.

— Лодки подгоняют под конкретного спортсмена, как, например, ложе винтовки для стрелков?

— Есть несколько размеров. Как у одежды: XS, S, L… Из них и выбираешь ту, которая тебе подходит. Я езжу на «эльке» — до 75 килограммов. Кому-то нравятся более мелкие — это не запрещено, основные параметры у них одинаковые. Знаю, в некоторых странах гребцы ездят на индивидуальную примерку, но у нас таких нет.

— А весла тоже стандартные?

— Вот здесь уже все индивидуально. Кто-то выше, кто-то мощнее, кто-то шире в плечах. Я, признаться, даже не знаю, где изготавливают весла для нашей сборной, их просто выдают. Но перед этим ты перечисляешь свои параметры, можешь даже в интернете выбрать подходящую модель. Особенностей много: жесткость, форма и ширина лопатки, длина трубки… В идеале для каждой дистанции нужно иметь отдельное весло, но у меня всего одно. На все случаи жизни.

— Насколько я понимаю, раскраска лодок и весел — также индивидуальный процесс?

— Можно даже солнышко нарисовать, но у нас никто почему-то не рисует. Я как-то купила себе лодку и сделала на ней надпись на полкорпуса: Ready! Set! Go! (команды судей перед стартом спорт­сменов. — Прим. ред.)Правда, в итоге мне та модель не понравилась — езжу на другой. Самой обычной — в 2016 году нам для команды целую партию закупили.

— Лодку сложно подготовить к старту?

— Знаю тех, кто полирует свои лодки несколько раз в день. Но обычно весь необходимый уход сводится к вытиранию. Хотя на международных соревнованиях фирмы-производители устанавливают специальные пункты, где, если не поленишься принести, твою лодку могут отполировать. Я однажды попробовала: гладенько, красиво, но какой-то прибавки в результате не заметила. А вообще лодка — это личное. Никого другого в свою я, например, не пущу. Исключение — двойка. Там приходится мириться со «вторжением», хотя все равно есть условное разделение: моя часть, допустим, сзади, а партнерши — впереди.

— В двойке ты выступаешь вместе с Надей Макарченко. Как уживаетесь в таком тесном пространстве?

— Мы быстро нашли общий язык. Надя неконфликтный человек, умеет сглаживать углы. В отличие от меня. Я, если вспылю, могу и веслом перетянуть. Но потом понимаю, что в команде всегда виноваты обе, и успокаиваюсь.

— II Европейские игры для тебя важные соревнования?

— Я до сих пор не прочувствовала всей значимости. Больше похоже на чемпионат Европы. Тоже круто, но не Олимпиада. Говорят, что с точки зрения будущих результатов это правильное отношение. Буду меньше накручивать себя. Хотя все равно выступать дома, перед своими родными волнительно.

— У тебя красивые татуировки…

— Они с историей. Про надпись рассказывать не буду, а остальные мы договорились с Надей… Точнее, я решила, что после каждого сезона мы будем делать какие-то напоминания. После 2017 года сделала татуировку с перекрещенными веслами. Тот сезон выдался очень неудачным, ничего не получалось, никуда не отобрались… Так что татуировка — своего рода напоминание для меня, что нужно больше тренироваться. Дерево жизни — итог минувшего сезона. Там все начало складываться уже куда успешнее: завоевала бронзу на чемпионате мира, стала чемпионкой Европы. Как заполню всю руку, можно и выступления заканчивать. А вот олимпийские кольца набивать не хочу, даже если стану чемпионкой. Не понимаю, зачем выставлять напоказ свои достижения?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: