Семья без насилия

Еженедельно в рамках межведомственной республиканской акции «Семья без насилия» работники образования, медицины, социальной сферы, милиционеры, спасатели выезжают в рейды с посещением семей, находящихся в социально опасном положении. В одном из них побывали и представители районной газеты.

Главная задача, стоящая перед всеми субъектами профилактики, — как можно раньше выявить, заметить семейное неблагополучие, сохранить ребёнка в биологической семье и помочь оступившимся родителям начать новую жизнь. Ведь любое заболевание, как известно, легче предупредить, чем лечить. Родителям помогают найти работу и трудоустроиться, вылечиться от алкоголизма, решить другие проблемы. Отбирание детей из биологической семьи происходит лишь в том случае, когда все мероприятия, направленные на то, чтобы повлиять на образ и уклад жизни горе-родителей, не дали должного результата, когда воз, как говорится, и ныне там. Пьянство и аморальное поведение нерадивых мам и пап, антисанитария, ругань матом и вечные разборки… Разве в таких условиях может жить ребёнок, готовить уроки, расти и развиваться? Хотя дети, несмотря ни на что, цепляются за эту кошмарную жизнь, держатся руками и ногами за своих пап и мам, не хотят в социально-педагогический центр. Даже на полгода, которые даются родителям на то, чтобы осознать, что для них важнее: собственные дети или горячительные напитки. Выбрав второй вариант, можно навсегда потерять самое дорогое в жизни, но пьяный угар порой затмевает разум…

В этот раз мы побывали в семьях, проживающих на территории Тонежского сельсовета. Все они уже вышли из категории соповских, но перешли в другую — группу риска и находятся под контролем соответствующих служб. Вожжи, как говорится, нельзя отпускать.

— На нашей территории на сегодня нет семей, находящихся в социально опасном положении, они сняты с учёта в связи с тем, что ситуация нормализовалась, — говорит председатель Тонежского сельсовета Наталья Воробей. — Работа в данном направлении проведена большая и продолжается по настоящее время. Тесно взаимодействуем со школами, их у нас две. Совместно с руководством учреждений образования, социальными работниками, классными руководителями посещаем семьи, откуда поступили первые тревожные звоночки, ведь на селе все как на ладони. Никто не пытается замалчивать негативные моменты, потому что это только усугубит ситуацию. Стараемся решить проблему, а не скрываем её.

А мы тем временем направляемся к дому Елены К. (все имена изменены), которая проживает с сожителем и двумя несовершеннолетними детьми. Женщина сидела с дочерью на лавочке. Она была трезвая, спокойно отвечала на вопросы членов комиссии.

Вошли в дом. Сказать, что там беспорядок, — не скажешь. И разбросано ничего не было, но как-то почувствовали себя всё равно неуютно. «Конечно, далеко до того порядка, который мы привыкли видеть», — подумалось мне. Хозяйка уверяла, что спиртное не употребляла, открывала холодильник и показывала, что продукты питания имеются.

— Я смотрю своих детей, они у меня накормлены, одеты, обуты. За сына радуюсь, он в лицей поступил, с сентября поедет учиться, — говорит Елена.

— А живность какую держите?

— Конечно, у нас два кабана, — отвечает наша собеседница.

А вот что касается пожарной безопасности, то минусы обнаружились сразу: имеющийся пожарный извещатель находился в нерабочем состоянии. Это хорошо, когда всё обходится благополучно, но ведь разные ситуации бывают, и как раз извещатель оповещает жильцов о возгорании, помогает вовремя среагировать на чрезвычайную ситуацию и покинуть дом.

— Обязательно купите «крону», чтобы АПИ работал, иначе вам грозит штраф, — предупредили представители районных отделов по чрезвычайным ситуациям и внутренних дел.

Женщина пообещала всё исправить.

— Данная семья находится под наблюдением, — дополняет председатель Совета. — Буквально сегодня с женщиной проводила беседу. Когда бы ни пришла, она старается приготовить детям, соседи на неё не жалуются. Не всегда получается так, как нам хотелось бы, но положительные сдвиги есть.

Далее заходим в дом очередной семьи. Сразу чувствуем в коридоре сигаретный дым.  Вошли в комнату — там Галина В. и её дочь Марина с малышом на руках. Казалось бы, всё нормально, только вот запах дыма перешёл и в комнату.

— Почему разрешаете мужчинам курить в доме? У вас же маленький ребёнок! — звучат слова членов комиссии.

— Скажем, чтобы не курили, — отвечает Галина.

Пообещали, будем надеяться, что это не пустые слова.

А далее звучит диалог с мамой малышки:

— А почему у вас спички на полу валяются. Что, ребёнок с ними играет?

— Нет, это случайно упали…

— Будьте внимательны и бдительны, не оставляйте ребёнка без присмотра даже на минуту. Дети, да ещё такие маленькие, порой непредсказуемы, а там и до беды недалеко.

Замечаний больше не было, продукты имелись, всё было показано и рассказано. Ребёнок спокойно сидел на руках у мамы и мило улыбался.

А вот с пожарным извещателем и здесь та же ситуация, что и в предыдущих семьях, и те же обещания, что всё исправят.

— В этой семье раньше были проблемы, но теперь всё нормализовалось, жизнь наладилась, вопросов не возникает, — поясняет председатель сельисполкома Наталья Воробей. — Галина стала на учёт по беременности вовремя, в женскую консультацию в больницу ездит тоже регулярно.

А мы направляемся по очередному адресу и делаем остановку возле небольшого, но аккуратного дома, с цветником под окнами.

Зашли — девочка лет трёх и бабушка Екатерина М. мирно ужинали. Женщина тут же радушно пригласила нас в дом. «А какая же здесь проблема?» — спрашиваю сама себя.

Как оказалось, у хозяйки единственная дочь — и та непутёвая. Троих своих несовершеннолетних детей оставила маме, а сама, прихватив деньги, сбежала. Куда? Никто не знает, даже милиция.

Бабушка начала убеждать членов комиссии, что дети досмотрены, потом стала открывать холодильник и показывать заполненные продуктами полки.

— Питаются они у меня хорошо, — говорит Екатерина М., — и о сладостях не забываю, всегда им покупаю.

Потом, немного помолчав, добавляет:

— А детей никому не отдам! Я вполне о них могу позаботиться, есть и силы, и здоровье, и материально нам хватает: получаю пенсию, вместе ходим за грибами-ягодами.

— Так мы же и не отнимаем их у вас! — звучит ответ.

— А если дочь длительное время не будет объявляться? — не останавливается женщина.

— Тогда на вас можно оформить опекунство, — успокаивают бабушку представители служб. — К вам у нас вопросов нет.

По словам заместителя председателя комиссии по делам несовершеннолетних райисполкома Людмилы Приходько, в настоящее время в районе в 8-ми семьях воспитывается 19 несовершеннолетних, которые признаны находящимися в социально опасном положении. На основании решений комиссии по делам несовершеннолетних из трёх неблагополучных семей отобраны 5 детей; 4 ребёнка возвращены в две биологические семьи. Восстановлены родительские права матери в отношении дочери.

— Чем раньше педагоги, медики, сотрудники правоохранительных органов, подразделений отдела по чрезвычайным ситуациям, неравнодушные граждане обратят внимание на то, что родители не выполняют свои обязанности по воспитанию и содержанию несовершеннолетних детей, тем больше шансов сохранить ребёнка в семье, — считает Людмила Владимировна. — Вот почему важна работа на профилактику, упреждение. Дети изымаются из семьи лишь в том случае, когда родители не предпринимают никаких мер по изменению своего образа жизни: отказываются устраиваться на работу, проходить лечение от алкоголизма, не наводят порядок в доме и так далее. Но и после того, как дети отобраны и помещены в социально-педагогический центр, работа с нерадивыми мамами и папами продолжается, все службы стараются до них достучаться. Лишение родительских прав — мера крайняя, вынужденная.

Дети хотят одного — жить в семье, со своими родителями, которых они, даже пьющих, всё равно любят. Почему же родители не задумываются над тем, какую травму они наносят ребёнку, как калечат его психику, лишают детства. А нужно просто взять себя в руки и сказать «нет» зелёному змию. Раз и навсегда.

Светлана ЛИПСКАЯ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: