Полесский Иерусалим не забыт: история отселенной деревни Белая Сорока Наровлянского района

0
81

Епископ Туровский и Мозырский Леонид совершил литургию в отселенной деревне Белая Сорока Наровлянского района, находящейся чуть более чем в десяти километрах от Чернобыльской АЭС, сообщает «Гомельская праўда«

DSC_6779.JPG
Новый поклонный крест на месте сгоревшего храма
Богослужение состоялось под открытым небом на месте сгоревшего в 1943 году храма во имя святителя Николая Чудотворца. Перед началом Божественной литургии епископ Леонид освятил новый поклонный крест, на котором размещены икона святителя и памятная мраморная плита с изображением Белосорокской церкви, сообщили в Туровской епархии.

В Богослужении приняли участие жители Брагинского и Наровлянского районов. Среди молящихся присутствовала прихожанка Пелагея Древило, которая помнит старый храм и сохраняет как реликвию икону из царских ворот.

К слову, последнее архиерейское богослужение в Белой Сороке совершалось в 1913 году священномучеником Митрофаном (Краснопольским), архиепископом Астраханским, который с ноября 1912-го по июль 1916 года был епископом Минским и Туровским.

Об истории деревни и храма корреспонденту “Гомельскай праўды” рассказал автор книги “Церкви чернобыльской зоны. Полесский Иерусалим — Белая Сорока” Евгений Ковалев.

Появление святыни

Деревня Белая Сорока, которая находится на границе Полесского государственного радиационно-экологического заповедника и Украины, впервые упоминается в документальных источниках в XV веке как центр Белосорокской волости Киевского повета. 

По записанным в середине XIX века воспоминаниям старожилов, у населенного пункта когда-то располагался монастырь. Во время одного из военных конфликтов его разрушили. Из всего имущества сохранилась только одна икона святителя Николая, которую местные крестьяне обнаружили стоявшей на дереве. В память о монастыре жители Белой Сороки построили небольшую часовню, куда и поместили сохранившуюся икону. Неизвестно, сколько времени стояла эта часовня, но по прошествии многих лет место было забыто и заросло лесом.

История с иконой, возможно, не получила бы продолжения, если бы в тех местах не произошел сильный лесной пожар. К удивлению жителей деревни огонь не тронул обветшавшую часовню, хотя пламя испепелило все деревья, окружавшие строение. С этого времени сельский люд стал почитать дважды выживший в огне образ, а распространившийся об иконе слух привлек сюда богомольцев.
Уже в начале 1820-х годов Белосорокский приход, годовой доход которого превышал тысячу рублей,  был одним из самых богатых в Минской губернии
Увеличению числа паломников содействовало и удачное географическое расположение деревни на берегу судоходной Припяти, которая в то время была главной торговой артерией между богатым Киевом и Прибалтикой. Поэтому неудивительно, что первый эпизод с исцелением человека связан именно с “представителем бизнеса”.

Один литовский купец, имя которого неизвестно, часто проезжая с товарами по реке в Киев и возвращаясь обратно, всегда останавливался в Белой Сороке для поклонения иконе. Но однажды он заболел и практически полностью ослеп. Когда нанятые доктора не смогли вернуть зрение, отчаявшийся литовец решил отправиться в паломничество в Белую Сороку. Удивительно, но после поклонения иконе святителя Николая у него постепенно начало восстанавливаться зрение, а вскоре после паломнической поездки болезнь и вовсе отступила. В благодарность за выздоровление купец построил за свой счет новую часовню в виде церкви.

После очередных случаев исцеления в 1752 году с разрешения униатского митрополита Флориана Гребницкого вместо часовни был построен новый храм и назначен священник.

Новая жизнь

В 1795-м церковь перешла в православное ведомство, но продолжала оставаться сакральным центром и для других конфессий. Например, в метрической книге за 1851 год есть запись о бракосочетании граждан Прусского государства евангелического вероисповедания.

В XIX веке поток паломников значительно увеличился. Этому способствовали новые исцеления, происходившие возле чудотворной иконы, а также улучшение экономического состояния в государстве. Почти круглогодично приезжавшие на поклонение богомольцы щедро жертвовали на храм деньги, драгоценности, а также воск, мед, полотно, зерно. Помещики и просто состоятельные люди — богато украшенную церковную утварь и книги. Так, в церковной ризнице хранилась обложенная серебряной тесьмой полупарчовая риза, подаренная генералом М. А. Милорадовичем, который в 1810 — 1812 годах был киевским губернатором.

DSC_6744.JPG
Это первое архиерейское богослужение в Белой Сороке за последние 100 лет

Приток паломников содействовал повышению уровня благосостояния местных крестьян, в домах которых приехавшие из других местностей останавливались на ночлег за небольшую плату. При церкви действовала лавка по продаже меда, а также небольшая однокомнатная гостиница для более состоятельных верующих. Особенно большой поток богомольцев приходился на храмовый праздник — День святителя Николая, отмечавшийся два раза в год (9 мая и 6 декабря по старому стилю). В эти дни в Белой Сороке проходили оживленные ярмарки, куда приезжали купцы из Мозыря, Речицы, Киева, Чернобыля. Уже в начале 1820-х годов Белосорокский приход, годовой доход которого превышал тысячу рублей, был одним из самых богатых в Минской губернии. Поэтому это место называли полесским Иерусалимом.

Другая сторона

Слава о богатстве храма порой приносила жителям деревни и неприятные сюрпризы. Несколько раз церковь обворовывалась. Особенно примечательна кража 1837 года, превратившаяся в захватывающую детективную историю. 

Вечером 14 ноября сторож Свято-Никольской церкви Моисей Тимошенко пришел в храмовую сторожку на очередную смену. Целый день он работал на поле священника и к вечеру настолько устал, что заснул и за ночь ни разу не поднялся, чтобы проверить все ли в порядке на охраняемом объекте. Утром выяснилось, что церковь, одну из самых богатых в регионе, обворовали. Были похищены две увесистые серебряные ризы, чаша, дискос, различные медные вещи, 18 серебряных привесок и другая утварь, а также 64 рубля из церковной кассы. Злоумышленники унесли бы уворованное, если бы не грамотные дейст­вия приходского священника — Алексея Суского. С 1831 по 1833 год он был священником Белоозерского полка. В 1835-м Алексея Герасимовича уволили с военной службы и направили в село Мухоеды, а в 1836-м перевели в Белую Сороку. Учитывая эту армейскую страницу биографии Суского, не удивительно, что он взял на себя командование операцией по поимке воров, координируя действия прихожан и гражданских властей. Нужно отметить, что в этом ему помогла сильная гроза, которая произошла в ночь кражи. Священник понимал, что по размокшим дорогам, да еще и в темное время суток, злоумышленники не могли далеко уйти. Оперативно все пути были перекрыты специальными постами, на которых производился обыск повозок. Такое внимание к досмотру транспортных средств оправдало себя: вскоре стало известно, что у купца из Чернобыля, торговавшего в Белой Сороке, пропала бричка с парой запряженных лошадей. Почти всю следующую ночь батюшка Алексей верхом на лошади лично проверял блокпосты и командовал расстановкой людей для проведения облавы, которая началась утром. В прочесывании местности участ­вовало все взрослое мужское население окрестных деревень — более 300 человек. Через некоторое время была обнаружена бричка с лошадьми, недалеко от которой лежала украденная церковная утварь. Деньги воры унесли с собой.

В 1867 году из-за сильного разлива Припяти храм был перенесен в центр деревни и частично перестроен. А через несколько лет при нем открылась одна из первых в округе школ, где крестьянские мальчики могли бесплатно обучаться основам арифметики, письму и чтению.

Революция и война

В годы революции имущество храма было национализировано, а в 1934-м Свято-Никольскую церковь и вовсе закрыли для служб. На следующий год колокольню разобрали для строительства деревянной школы в деревне Довляды. Судьба чудотворной иконы неизвестна. В годы немецкой оккупации церковь вновь открыли для верующих. Но уже в 1943-м в условиях стремительного приближения фронта немцы сожгли храм.

После войны на бывшей храмовой территории построили школу, которая после аварии на Чернобыльской АЭС навсегда опустела. Тем не менее эвакуированные жители Белой Сороки и окрестных деревень продолжают хранить память о былом величии деревни как регионального духовного центра. В середине 1990-х бывшие односельчане по примеру своих далеких предков установили на месте алтарной части храма памятный знак — несколько деревянных православных крестов.

Кристина Ворона

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: