Валерий Попков — ученый-агроном и заслуженный работник сельского хозяйства Республики Беларусь, который около полувека с энтузиазмом трудится на ниве овощеводства. За эти годы Гомельскому региону удалось сделать мощный рывок вперед, отодвинув в сторону импорт. Выращивание зеленого горошка, лука и чеснока, спаржевой фасоли и сладкой кукурузы, их современная переработка, возрождение садоводства — трудно перечислить все заслуги Попкова. А он уже мечтает вернуть на колхозные поля тыкву, топинамбур, пятнистую расторопшу, другие ценные для здоровья продукты. И еще — построить под Гомелем предприятие по шок-заморозке ягод, организовав их закупку у населения, которое может быть вовлечено в реальный сектор экономики. Впрочем, обо все по порядку…

 
IMG_1783.JPG

Валерий Попков

 
Отцовский наказ 
Из своего детства, которое прошло в маленькой деревне Курин Октябрьского района, он с лихвой почерпнул трудолюбия и той основательной крестьянской закваски, которая крепко держит человека на земле. Пока заочно учился в Горецкой сельхозакадемии, работал слесарем, бригадиром полеводческой бригады, помощником комбайнера. Затем — главным агрономом, председателем колхоза, начальником управления сельского хозяйства Октябрьского райисполкома, заместителем председателя райисполкома, председателем районного агропромышленного объединения. Этапы профессионального роста сопровождались частыми переездами с места на место: только в своем районе таких было пять. Домочадцы, конечно, не в восторге были от такой кочевой жизни. Сына, например, проводили на службу из Октябрьского, а возвращаться тому пришлось в Гомель, где отец возглавил “Обл­плодовощхоз”. С 2001 года Попков — генеральный директор областной ассоциации производителей плодоовощной продукции. Но где бы ни приходилось работать, вспоминает он, легкой жизни никогда не было. Хватало трудностей, которые учили не рубить с плеча, а каждое свое решение продумывать и не один раз взвешивать. Этот опыт и умение работать с людьми не раз выручали его потом в жизни.
Поднимаясь по служебной лестнице, Валерий Афанасьевич всегда помнил отцовские слова: живи так, чтобы всегда спалось спокойно — на каком боку лег, на таком и проснулся. То есть трудись на совесть, людей не обижай, не лезь куда попало. Этот совет он взял в своей жизни за основу, хотя от рисков перво­проходца отказаться не смог.
Ориентируясь на новые направления в плодоовощной и перерабатывающей отрасли, ассоциация стремилась кардинально изменить рацион жителей Гомельского региона, пострадавшего от чернобыльской беды. Поэтому и был сделан акцент на потребление натуральных и качественных продуктов. Ведь овощи источник витаминов и минеральных солей, биологически активных веществ и клетчатки. “Конечно, никто не отрицает важности хлеба, мяса и молока — это основа жизни человека, — размышляет Попков. — Но неоспоримый факт — долголетие японцев, у которых овощи в структуре питания занимают 37%, а у нас — только 16%. Поэтому мы умираем от болезней, а они — от старости”. Трудно с таким доводом не согласиться.Луковый прорыв и горошек, который в люди вывел


Многие помнят, какой радостью во времена дефицита были баночки с венгерским зеленым горошком для любимого оливье. Его “доставали”, берегли к праздникам, потому что на полках местных магазинов было пусто. В лучшем случае стояли рассольники и тертые яблоки. Вот гомельские овощеводы и замахнулись на этот деликатес. Работа по модернизации и внедрению новых технологий по выращиванию и переработке зеленого витамина стала первым серьезным проектом. И успешным: сегодня наша область на 60% обеспечивает республику этим полезным продуктом.
Не менее важный этап — возделывание отечественного лука. Многие специалисты открещивались от затеи вырастить полноценную луковицу величиной с куриное яйцо из семечки с маковое зернышко: уж больно непривычная технология, да и риски… Практика гомельских овощеводов по созданию и внедрению промышленной технологии выращивания лука доказала не только такую возможность, но и экономическую целесообразность возделывания этой культуры в Беларуси. Сегодня многие сельхозпредприятия подружились с луком, имеют урожайность до 500 центнеров с гектара. Вот и отказалось большинство огородников и дачников от его выращивания на своих грядках: лук в магазине круглый год за копейки.
С легкой руки гомельчан на “ты” с этой культурой и аграрии других областей, не говоря о фермерах. По этой причине в последние годы даже пришлось несколько снизить объемы лукового производства. Но все равно визиткой гомельских ярмарок остаются сетки с золотистым луком. Почти каждая семья старается заготовить на зиму мешок-другой этого продукта и лекарства “от семи недуг”. Это реальный и важный вклад в здоровье человека, подчеркивает Попков, сам влюбленный в лук. Немцы, например, в своем рационе питания используют его очень много, а они знают толк в полезной пище.
А вот спаржевую фасоль начинали изучать в КСУП “Брилево”, где вручную засевались несколько гектаров. Вначале реализация шла слабо, люди не знали о пользе фасоли, хотя это кладовая растительного белка и витаминов. Зато сейчас хозяйство без проблем реализует до миллиона условных банок консервированной спаржевой фасоли, до полутысячи тонн — в замороженном виде. Гомельщина — единственная область, которая выращивает эту культуру.
Свежезамороженные продукты в вакуумной среде
обладают фантастическими возможностями по укреплению здоровья и лечению многих недугов

Инициатива по выращиванию сладкой кукурузы — тоже заслуга гомельских овощеводов. Раньше, как и зеленый горошек, это был исключительно импортный продукт. В свое время пробовала заниматься кукурузой Брестчина, но безуспешно. А у гомельчан получилось! Сегодня эту культуру, которая содержит 26 элементов таблицы Менделеева, выращивает ОАО “Туровщина”, а его филиал — Туровский консервный завод — выпускает в год около 4,5 миллиона условных банок кукурузных зерен. Их вкус оценили жители не только нашей области.

Если долго мучиться, и с чесноком получится?


Интересуюсь у Попкова ситуацией с чесноком. В свое время гомельские овощеводы не один раз пытались вплотную им заниматься, даже планировали запустить цех по его переработке. Что же пошло не так?
— Мы дважды приступали к выращиванию чеснока и два раза неудачно. Но лет семь назад вышли на неплохой объем — 350 тонн. К сожалению, почти половина собранного урожая была мелкой фракции, которая годилась лишь на переработку.
Тогда замахнулись на цех по переработке чеснока с выпуском эфирного масла, целебных настоев, порошка, гранул, даже чесночных чипсов — можно производить до 12 наименований такой продукции. Однако из-за дорогостоящего оборудования это высокотехнологичное производство не удалось запустить.
Есть и другая причина: высокая себестоимость выращенного чеснока, что обусловлено большим объемом ручного труда. Поэтому и заполонил наш рынок дешевый китайский чеснок. Но это не значит, что гомельские овощеводы опустили руки и будут довольствоваться этим продуктом из Поднебесной. Ведь если сельские бабушки испокон веков выращивают его на своих грядках, то появится чеснок и на колхозных полях.
Как утверждает главный овощевод области, это вопрос времени и финансов: для производства чеснока в промышленных масштабах требуются импортные семена, способные адаптироваться в наших климатических условиях. Пока цена их кусается…

Точки роста 

Есть точки роста, которые могут оживить отрасль, привлечь к выращиванию овощей и ягод фермеров, пенсионеров и даже всех дачников. Например, почему бы не построить в каждой области хотя бы по одному предприятию по шоковой заморозке ягод и фруктов с объемом хранения от 2 до 4 тысяч тонн? Польша уже давно пошла по такому пути, рассказал Валерий Попков. Нынешним летом только гомельчане вывезли в Россию более 3 тысяч тонн малины. Что от этого имеет государство? Ничего. И производитель вынужден везти ягоду за пределы республики — нет своего переработчика. Такое производство, помимо всего прочего, станет экономической подушкой безопасности и обеспечит свежей продукцией даже при неблагоприятных условиях торговли, а также рентабельное функционирование спецхозов и фермерских хозяйств. А выпуск сублимированных продуктов из овощей, фруктов и ягод путем обезвоживания в процессе заморозки в вакуумной среде значительно улучшит здоровье и качество жизни человека. Потому что эти продукты обладают фантастическими возможностями и могут даже вылечить многие недуги — это продукты ХХI века!
Есть и другие точки роста, не связанные с серьезными капиталовложениями. Например, давно пора вернуть на колхозные поля тыкву, которая дает по 600 центнеров с гектара и является уникальным продуктом питания по своей ценности.
Тыква, морковь и яблоки — это отличная база для производства купажированных натуральных соков. Моркови у нас хватает, как и яблок, — ни одна страна в мире не может похвастаться такими садами, которые имеет население Беларуси. Но если колхозные яблоки можно продать или заложить в хранилище, то дары деревенских садов превращаются в гнилье — никому не нужны. Хотя тот же “Спартак” ежегодно закупает до 800 тонн повидла.
В свое время, в соответствии с программой Союзного государства, в нашей республике планировалось инвестирование проекта по созданию техники для механизированного возделывания топинамбура. Основной продукт его переработки — мука, которая представляет большую ценность для диабетиков. По содержанию кремния, цинка и железа топинамбур превосходит картофель и столовую свеклу. К сожалению, дальше планов дело не пошло.
Или взять выпуск замороженных початков сладкой кукурузы. Ученые установили, что атеро­склерозом и онкологией реже болеют в тех районах, где в питании преобладает эта культура. Потребность небольшая — достаточно одного початка в неделю. К тому же сладкая кукуруза защищена международной конвенцией ВОЗ от генной модификации. В Буда-Кошелевском районе пробовали делать заморозку початков, но производство со временем свернулось.
— И много было таких разочарований?
— Разочарования — это громко сказано. Есть огорчения, без которых не обходится ни одно новое дело. К сожалению, не все удается сделать так быстро, как хотелось бы. Но практика убедила: прежде чем браться за новое дело, надо обстоятельно все взвесить и просчитать.
— Что же волнует сегодня главного овощевода об­ласти?
— Я не доволен показателями производства последних лет. Возможности потенциала, который мы наработали за 30 лет, не соответствуют сегодняшнему уровню производства. Сравните цифры: раньше мы имели 117 тысяч тонн овощей, сегодня наполовину меньше. Снизилась и рентабельность производства. В области почти вдвое сократились посевные площади под овощи. Причины в перепроизводстве и трудностях сбыта на местном рынке и за рубежом.
— Почему так случилось?
— За последние десять лет цены на овощи в долларовом эквиваленте не поднялись, хотя на технологические составляющие выросли в 4 — 6 раз. Сказывается и появление масштабной оптово-розничной сети… В такой непростой ситуации нынешней весной очень кстати была помощь облисполкома по закупке для хозяйств семян.
Гомельщина традиционно славится успехами в сельском хозяйстве. Но главное в любом деле — это человек. Его ум, талант, рабочие руки и инициатива. Если каждый начнет работать с полной самоотдачей, результат не заставит себя ждать. Уверен, через 10 — 15 лет крупное промышленное производство заменят фермерские хозяйства и частник. Но ошибаются те, кто старается это сделать сегодня или завтра. Ничего не получится! Каждому овощу — свое время. И здесь надо, чтобы этот процесс созрел и начал развиваться. Самое главное сегодня — помогать фермерским хозяйствам, прежде всего на уровне местной власти.

Оглянуться назад…
Чтобы задуманное получилось, идея должна упасть в благодатную почву, подчеркивает Попков. То есть инициатива должна быть поддержана специалистами хозяйств и руководст­ва. Не всегда так получается. Попков признался, что к луку, например, шли 10 лет. Но в данном случае были заинтересованность хозяйств в выращивании этой культуры и личный вклад бывшего председателя Гомельского облисполкома Александра Якобсона, поддержка Совета Министров, самого Президента. Это только один пример. Но было много и рисков. Хотя по жизни ему везло на встречи с талантливыми и мудрыми людьми. До сих пор вспоминает работу главным агрономом в бывшем колхозе “Восход” Октябрьского района. У тогдашнего руководителя Анатолия Петровича Магазинщикова, который уже ушел из жизни, было чему поучиться. Его хозяйственная хватка и умение работать с людьми в памяти и сегодня. Можно назвать десятки людей, которые в трудный период подставляли плечо и учили жизни — Анатолий Малофеев, Алексей Камай, Александр Граховский, Николай Войтенков… Благодаря Владимиру Дворнику, например, гомельским овощеводам удалось максимально оснаститься высокотехнологичными дождевальными машинами для полива — у овощеводов пяти вместе взятых областей их меньше, чем у гомельчан. Но это и понятно: мы в самой горячей (в прямом смысле) точке республики и больше других подвергаемся жаре и засухам.
Если можно было бы вернуться назад, он опять прошел бы этой дорогой. И хотя она была непростой, но заниматься любимым делом вдвойне приятнее, когда ты оценен не только начальством, но и людьми. Да и притяжение земли… Это чувство из детства, от отца, который имеет трудовые награды и по стопам которого он пошел. Тогда, после освобождения деревни Зимницы, Афанасию Попкову доверили возглавить колхоз. В семье председателя — 14 деток. Война покатилась дальше, а здесь надо было пахать землю, сеять хлеб и поднимать хозяйство — люди изголодались, ютились в землянках. Все тогда трудились как пчелы — взрослые и дети. До сих пор помнится, как вместе драли дранку, чтобы накрыть крышу дома, который собственными руками срубил отец, копали огороды. Вот тогда и понял председательский сын, что если приложить руки и голову, земля не обидит: прокормит, на ноги поставит и в люди выведет.
Кстати
Переработка фасоли обыкновенной занимает 30% в общем объеме выпускаемой консервной продукции. Эта культура обладает высокими вкусовыми качествами и широким лечебным спектром. Однако мы до сих пор ее импортируем, закупая тысячи тонн.
Важный факт
В Европе до 90% овощей, фруктов и ягод перерабатывается на полуфабрикаты и консервы и только 10% хранится в свежем виде. В Беларуси лишь 5% овощей и 15% фруктов и ягод идет на переработку, остальное хранится в свежем виде. В результате многое портится и пропадает.
Мария ЗУБЕЛЬ

Фото Татьяны Гремешкевич и Алексея Герасименко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: