Какие факторы не дают «цветной революции» стать успешной

0
39

Прокариоты эволюционировали в эукариотов, потом в многоклеточные организмы, которые, в свою очередь, стали членистоногими и так далее, до появления человека. Практически все в мире эволюционирует, этот процесс затрагивает не только живые организмы, но и социальные явления. Как ни парадоксально прозвучит, но революции тоже эволюционируют: последующие наследуют признаки успешных предшественников, а неудавшиеся выявляют тупиковые ветки развития. Для понимания всего процесса эволюции революций важны не только обстоятельства удавшихся, но и причины провала неудавшихся. Давайте посмотрим на несколько свежих примеров неудавшихся «цветных революций», скажем, после миллениума, и постараемся понять, какие именно факторы не дают «цветной революции» стать успешной. Ведь провалившихся на разных стадиях революций не намного меньше, чем удавшихся, просто о них мало говорят, особенно если заразу сумели прижечь на ранней стадии.

Венесуэла

Итак, Венесуэла, 2002 год, президент страны Уго Чавес пользуется широкой народной поддержкой, однако большинство СМИ ему оппозиционны. Реформы правительства, направленные на уменьшение социального неравенства, вызывали недовольство зажиточных слоев населения. Как следствие, оппозицией стала относительно небольшая часть общества, однако эта часть обладала ресурсами и контролировала СМИ. Столкновение социальных интересов и нефтяного капитала привело к крупнейшей протестной акции в стане. Акция позиционировалась как «мирная», но демонстранты неожиданно сменили маршрут — направились к президентскому дворцу Мирафлорес, где проходила демонстрация сторонников президента. И вот там уже по толпе начали стрелять снайперы: кто отдал приказ — неизвестно до сих пор. Дворец был окружен военными, и их представители предложили Чавесу уйти в отставку. Чавес выдвинул ряд условий, и, поскольку они не были удовлетворены, документ об отставке он не подписал — и был помещен на военную базу на острове Орчила. Однако уже на следующий день сумел передать записку с сообщением, что в отставку он не уходил. Теперь уже сторонники Чавеса окружили дворец, и с помощью оставшейся лояльной охраны восстановили функционирование правительства, а действующая армия в такой ситуации отказалась поддержать протестующих и встала на сторону законного президента. Переворот провалился.

Осталось только добавить, что официальные лица администрации Джорджа Буша до переворота встречались в Вашингтоне с представителями оппозиции, но решительно отрицают подготовку переворота.

А самопровозглашенный президент Педро Кармона скрылся в Колумбии, получил там политическое убежище, трудится преподавателем в частном университете и до их пор всем рассказывает, что он президент. Что-то мне это все напоминает…

Армения

А теперь давайте посмотрим на попытку реализации сценария «цветной революции» в Армении. Ереван, февраль 2008 года. В стране прошли выборы, и оппозиционный кандидат Левон Тер-Петросян проиграл Сержу Саргсяну. Что характерно, многочисленные иностранные наблюдатели никаких нарушений не выявили. Но разве такие мелочи могут остановить революцию? Конечно, нет… Оппозиция не согласилась с результатами выборов и вышла на «бессрочную» акцию протеста. Резвились как могли.

Как заведено, ставили палатки, а через несколько дней занялись грабежами магазинов и государственных зданий.

Даже до «Музея истории Еревана» добрались. Власти решили, что пора как-то всю эту вакханалию заканчивать, и отправили на разгон силовые подразделения. В силовиков полетели «коктейли Молотова», и оказалось, что протестующие в изрядном количестве запаслись огнестрельным оружием, тогда как у сил правопорядка, задействованных в операции, были только дубинки и щиты. В результате столкновения стороны понесли потери. Был ранен 131 человек, из которых 72 — военнослужащие и полицейские. Впоследствии участники событий будут рассказывать, что были настроены исключительно на «мирный диалог», а оно как-то все само так получилось. Но, несмотря на чистоту помыслов, за протестующих взялись уже серьезно — с чрезвычайным положением и огневой поддержкой. Что очень показательно: осознав, что доигрались, протестующие начали отходить к французскому посольству, рассчитывая, вероятно, что перед ним с ними будут обращаться помягче. В принципе, основания были, ведь хоть выборы и признали легитимными, Запад резко осудил применение силы в Ереване. А помощник госсекретаря США Мэтью Брайза звонил премьер-министру Армении, убеждая обойтись «без применения насилия». Не помогло. Собственно, на сцене у посольства попытка государственного переворота и завершилась…

Выше были примеры с достаточно запущенной ситуацией, когда протесты доходили до фазы, требующей серьезных усилий для нормализации положения. Но бывает и по-другому…

Китай

В феврале 2011 года в целом ряде китайских городов через сайты и социальные сети начали распространяться призывы выходить на акции протеста, начиная тем самым некую «жасминовую революцию». Как это обычно и бывает, работа велась системно: желающим протестовать предлагали уже готовую символику, лозунги, методику протестов и системы координации.

Основные информационные ресурсы находились, естественно, за границей, ну а местные были размазаны по чатам и социальным сетям.

Казалось бы, протесты неизбежны. Но власти отреагировали моментально, значительно нарастив силы правопорядка во всех местах предполагаемых «стихийных протестов», заблокировав в поисковых системах слово «жасминовый» во всех ипостасях. Первые протестующие, только прибывая на место, сразу сталкивались с полицией, проводящей разъяснительную работу о недопустимости подобных акций, приглашающей наиболее активных для более проникновенной беседы. А дальнейшая координация через интернет стала невозможна из-за точечных блокировок. Протесты затухли, даже не успев начаться. Это один из самых показательных примеров, как надо пресекать подобные явления на ранней стадии. Впрочем, есть примеры и более раннего противодействия. Об этом чуть ниже.

В наших широтах

Республика Беларусь… Знаете, а ведь мы с вами рекордсмены, по крайней мере, в этом столетии. У нас успешно отбито целых три «цветных революции». Две на слуху, а о третьей мало кто знает. Но обо всем по порядку…

Про «васильковую революцию» 2006 года знают практически все. Началось все по классике — к выборам 19 марта, даже до оглашения результатов. Наши оппозиционные ретрограды пошумели немного на площади, организовали палаточный городок, традиционно переругались между собой на предмет, как именно им дальше власть свергать, — народ начал закономерно расходиться, март все же не май… И уже 24 марта палаточный городок убрали, а площадь подмели, заняло действо минут 20… Все прошло настолько спокойно и буднично, что совершенно не отразилось на городской жизни. Впрочем, следующая попытка была гораздо интереснее и незаметнее: о последствиях наслышаны все, а вот подоплеку «черно-золотой» мало кто заметил.

Буквально через год после «васильковой революции» Уго Чавес, тот самый, из первого примера, дал Беларуси разрешение на разработку нефтяных месторождений в Венесуэле. Было создано и успешно заработало совместное венесуэльско-белорусское предприятие по добыче нефти и газа «Петролера БелоВенесолана», доля предприятия «Белоруснефть» (в свою очередь, входящего в концерн «Белнефтехим») в СП составила 40 процентов. И так уж исторически сложилось, что почти вся венесуэльская нефть идет на американские нужды… Это была даже не пощечина, это был пинок… Ведь США, спонсировавшим «демократические силы» в нашей стране, приходилось нам же платить за нефть… Терпеть такую эпидерсию им очень не хотелось — против «Белнефтехима» были введены санкции. Теперь напрямую покупать было нельзя, но нефть же нужна… Пришлось пользоваться для закупок иностранными «прокладками» и делать гордое лицо. Ситуация Америку очень не устраивала, а когда Штаты не могут решить вопрос деньгами и санкциями, пробуют решить его революцией.

В январе 2008-го американский президент Джордж Буш активизировал закон 2006 года о продлении «Акта о демократии в Беларуси», а американские дипломаты, в частности посол Карен Стюарт, начали уделять очень много внимания нашим оппозиционерам. Как раз приближалось 25 марта — в том году исполнялось 90 лет со дня провозглашения БНР, и до оппозиции старательно доносили мысль, что если в этот день «традиционное» антиправительственное выступление перерастет в нечто большее, то все самые прогрессивные и демократические режимы озарят протестующих зеленым сиянием, да и в целом поддержат. И вот 7 марта белорусский МИД отозвал своего посла в Вашингтоне, посоветовав американским визави сделать то же самое, — ситуация очень накалилась. Но уже 17 марта белорусский МИД настоятельно рекомендовал временному поверенному в делах США сократить штат американского посольства в стране, а 19 марта посольство США в Минске прекратило выдавать визы гражданам Беларуси. Что характерно, крайним сроком для отбытия из страны нежелательных дипломатов было определено 24 марта, как раз за день до предполагаемых протестов. Все сыграли на повышение — и стало совсем не до помощи протестующим, да и вся поддерживающая структура оказалась на другом полушарии планеты. Из попытки не вышло вообще ничего. Следующая, опять же неудачная, будет только через 12 лет, ее последствия мы сейчас и наблюдаем.

Как видите, «цветные революции» заканчиваются неудачей в двух случаях. Либо их пресекают на самой ранней стадии, и тогда граждане могут и не узнать о предотвращенной попытке, либо движение успевает набрать силу, и приходится использовать значительные силовые ресурсы для подавления протеста.

Если власть проявляет слабость и не решается применить необходимую для подавления силу, революция побеждает со всеми вытекающими последствиями. Расхлебывать эти последствия иногда приходится не одно десятилетие.

Наивно полагать, что последняя попытка была действительно последней, в покое нас не оставят. Но хочется выразить надежду, что о последующих попытках устроить у нас очередную «цветную революцию» широкая общественность даже не узнает.

sb.by

Фото: РЕЙТЕР

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: