Неопровержимые факты зверств гитлеровского фашизма на нашей земле устанавливают работники прокуратуры

0
129

Генеральная прокуратура Республики Беларусь ведет расследование фактов геноцида против мирного населения нашей страны в годы Великой Отечественной войны.

Недавно следственная группа Генеральной прокуратуры во главе с руководителем ведомства Андреем Шведом в Логойском районе Минской области обнаружила массовое захоронение мирных граждан, жестоко убитых варварами XX века. Как назвать по-иному тех, кто вершил самосуд над нашими соотечественниками? Опытные следователи содрогнулись: Швед рассказал о шокирующих находках по делу о геноциде белорусов.

Начата масштабная работа и на Гомельщине. Беседуем с прокурором области Виктором Морозовым.

– Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 9 декабря 1948 года принята Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него. Спустя 76 лет после Великой Победы советского народа возвращаемся к теме невинно убитых граждан, потому что нет срока давности таким преступлениям, нет никакого оправдания. Мы все становимся свидетелями новых неопровержимых фактов зверств гитлеровского фашизма на нашей земле, – подчеркивает Виктор Николаевич.

– Образована следственная группа, в которую вошли прокуроры всех районов и областей. Цель всей этой работы – установить немецких захватчиков и их пособников, которые избежали ответственности за убийство мирного населения, издевательства и пытки в гетто и концлагерях, массовый угон в фашистское рабство.

Возбуждение таких уголовных дел позволит, как отметил генеральный прокурор Андрей Швед, пресечь на корню факты подрывной деятельности против нашего государства посредством реабилитации нацизма. Не секрет, что многие радикалы – откровенные неонацисты.

Напомню: во время Великой Отечественной войны фашисты уничтожили в Беларуси 2 миллиона 357 тысяч мирных жителей и военнопленных. За время фашистской оккупации Гомельщины, согласно книгам «Память», гитлеровцы расстреляли, замучили и сожгли около 110 тысяч мирных граждан, в том числе 55 тысяч в Гомеле.

– 16 декабря 1945 года «Гомельская праўда» в статье «Зверства немецко-фашистских захватчиков в Гомеле» приводила цифру: в довоенном городе было 150 тысяч жителей. 28 месяцев оккупации для гомельчан были настоящим адом. С какой информацией обращаются граждане в прокуратуру области?

– Фашисты ежедневно уничтожали сотни людей в лагерях смерти в районе Монастырька, на Быховской и Любенской улицах. Для истребления еврейского населения бандиты создали гетто, в котором по­гибло более четырех тысяч граждан. В лесничестве в районе Лещинца, как свидетельствуют архивы, происходили массовые расстрелы советских людей.

Специальная следственная комиссия послевоенного периода сообщала: тысячи погибших гомельчан захоронены на 3-м и 6-м километрах Речицкого шоссе. Население довоенного города за период фашистской оккупации уменьшилось в 10 раз.

Мы должны установить места массовых захоронений мирных жителей, которые еще есть на нашей земле. Прокуроры районов уполномочены проводить следственные действия, опрашивать уцелевших свидетелей. Надеемся на серьезную помощь населения, еще живущих детей войны.

После освобождения районов Гомельщины работали государственные комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками. В их состав входили партийные, советские работники, представители правоохранительных органов, медицинские работники. На основании свидетельских показаний они фиксировали преступления, совершенные оккупантами, а также производили вскрытия мест массовых захоронений расстрелянных мирных жителей. Как мы знаем, все документальные свидетельства о злодеяниях на территории бывшего СССР, в том числе и Белоруссии, стали основой Нюрнбергского процесса над нацистскими преступниками и их пособниками.

Роман Руденко, тогда прокурор Украины, выступал главным обвинителем от СССР и опирался на акты специальных комиссий.

Прокурорам поставлена задача: истребовать из архивов материалы о количестве и местах уничтожения мирного населения.

В прокуратуре области есть акт расследования злодеяний в гомельском шталаге-121, датированный 25 января 1945 года. Фактически в северо-западной части города, в обрамлении улиц Советской, Тельмана, Портовой, переулка Войскового оккупантами был создан «Центральный пересыльный лагерь военнопленных 121». Где упокоены 100 тысяч его жертв? По свидетельствам очевидцев, их массово закапывали на территории лагеря. Среди жертв были и мирные жители Гомеля, о чем свидетельствовали оставленные надписи-послания родным.

Филиалы лагеря были в доме № 1 на улице Северной на 1000 человек, а также два в Новобелице – там содержались 2500 военнопленных.

Прокуратура области недавно получила из Гомельского горисполкома ответ на неоднократные, с 2017 года, обращения – установить границы использования земельных участков в городе, где есть захоронения. Сообщается: утверждены схемы границ охранных зон и зон охраны ландшафта 33 мемориалов, памятников воинской славы, мест захоронения. Горисполком организует проведение открытого конкурса среди художников, членов творческого союза, на эскизный проект памятного знака жертвам и узникам фашистских концлагерей.

В августе – октябре этого года запланированы поисковые работы подразделениями 52-го отдельного специализированного батальона в предполагаемых местах групповых воинских захоронений в Новобелицком районе (жертвы 1943 года), а также юго-западнее улиц Барыкина и Войсковой (жертвы 1941–1943 годов).

– Многие нацистские преступники понесли заслуженную кару. Кому удалось избежать возмездия?

– В 1946–1947 годах про­шли уголовные процессы над высокопоставленными должностными лицами оккупационных властей и командованием карательных подразделений вермахта. В Минске с 15 по 29 января 1946 года состоялось заседание военного трибунала Минского военного округа.

В Гомеле на таких судебных заседаниях в тогдашнем клубе железнодорожников имени Ленина с 13 по 20 декабря 1947 года, в присутствии свидетелей, были оглашены приговоры 16 виновным в геноциде, в том числе четырем немецким генералам. «Гомельская праўда» публиковала в те дни репортажи. Люди требовали смертной казни палачам, однако их приговорили к 25 годам лагерей, так как в тот период в СССР смертная казнь была отменена. Военных преступников направили в исправительно-трудовой лагерь в Воркуте.

В первые послевоенные годы на Гомельщине было осуждено 11 тысяч бывших полицаев и других лиц, сотрудничавших с оккупационными властями. В феврале 1960-го в Василевичах Речицкого района состоялся суд над бывшим начальником полиции Комаровским. Изверг, руки которого по локоть в крови, просил снисхождения: мол, слепо выполнял приказания немецкой жандармерии. Улавливаете сходство с нынешним поведением в ходе следственных действий некоторых протестунов? Гомельский областной суд приговорил Комаровского к высшей мере. В настоящее время в архиве КГБ области находятся 2667 уголовных дел по полицаям, они не имеют срока давности. Предполагается рассекретить уголовные дела бандеровцев, зверствовавших на территории районов, граничащих с Украиной. Время не властно над преступлениями против человечности.

В книге «Братья по оружию» бывший командир Полесского соединения партизан Иван Ветров (в послевоенное время прокурор БССР – прим. автора) называл поименно командиров немецких воинских подразделений, глумившихся над мирными жителями. На странице 323 читаем: «В издевательствах над советскими людьми в Калинковичском, Домановичском, Октябрьском, Паричском, Копаткевичском и Глусском (ныне Могилевская область – прим. автора) районах повинны фашистские генералы и офицеры: командир 9-й армии генерал танковых войск Харпи, командир 35-го армейского корпуса генерал-лейтенант Визе, командир 56-го танкового корпуса генерал Госбах и его начальники штаба генерал Хакс и полковник Шредер, командир 41-го танкового корпуса генерал-лейтенант Ведеман, командир 6-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Гроссман, командир 3-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Экслер, командир 110-й пехотной дивизии генерал-майор Вайстах, командир 35-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Рихерт, командир 34-го пехотного полка фон Хампф, командир 109-го пехотного полка майор Рашлан и начальник абвергруппы-308 Херст (Эберс Людвиг или Луис, а Херст его кличка – прим. автора). Какое они понесли наказание? Доподлинно знаем, что генерал Рихерт, который отдавал распоряжение организовать 10-тысячный лагерь смерти у переднего края обороны своей дивизии в районе Озаричей Полесской области, был казнен через повешение на ипподроме в Минске в присутствии горожан. А остальные по списку нашего партизанского командира? Получили ли они сполна по заслугам?

Известно, что среди тех, кто особо свирепствовал в октябре 1943-го в Гомеле перед отступ­лением под натиском Красной армии, – батальон под командованием капитана Кале: сжигал дома гомельчан вместе с жителями. На улице Комсомольской была уничтожена семья Рымеровых, в которой было три инвалида и 12-летняя девочка. –

Что в настоящее время расследует прокуратура Гомельской области в рамках возбужденного Генеральной прокуратурой страны уголовного дела по факту геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны?

– Мы сосредоточили внимание на местах наиболее массовых расправ над мирным населением Гомельщины, которым не была дана правовая оценка. Это Ола в Светлогорском районе. Стараемся установить, кто из оккупантов отдавал приказ сжигать эту деревню, непосредственно участвовал в уничтожении людей. Здесь же укрывались и жители других сел. Ценные сведения предоставил нам краевед, известный белорусский писатель Изяслав Котляров. Он передал нам и видео­материалы своего общения с выжившими свидетелями. Есть данные, что палачи Олы были преданы суду военного трибунала в Брянске в декабре 1945 года. Среди них генерал-лейтенант Фридрих-Густав Бернгард, бывший командующий тыловым округом 2-й танковой, а затем 9-й пехотной армии, а также комендант Бобруйского укрепленного района генерал-майор Адольф Гаманн. Оба подверглись смертной казни через повешение.

Второй объект нашего внимания – Красный Берег в Жлобинском районе, где фашисты устроили детский лагерь смерти, выкачивали кровь у малолетних узников, чтобы использовать ее для немецких раненых в госпиталях. Как свидетельствует в мемуарах журналист газеты «Красная Звезда» Павел Трояновский, «наши воины нашли в лагере сотни трупов детей, которых гитлеровцы не успели сжечь. А оставшиеся в живых дети имели предельную степень истощения. И потом, несмотря на экстренные меры советских врачей, многие из них погибли». Где место захоронения умерщвленных детей? Своих солдат, по свидетельствам местных жителей, оккупанты хоронили в парке. Трояновский рассказывает в своих мемуарах, что на один из приемных пунктов пленных немцев под Бобруйском был принят фельдфебель (жаль, фамилия не названа – прим. автора) регулярной армии… в женском платье. Вот до чего они трусили предстать перед нашим правосудием и ответить сполна! Когда журналист спросил его, как же он, немолодой человек, у которого наверняка есть свои дети, мог работать в таком жутком лагере, тот ответил: «Приказ…» Мол, он был направлен с несколькими солдатами по приказу командира полка. Фамилию того, как и количество жертв, не назвал, сославшись на незнание. «Я лишь развозил контейнеры с кровью по нашим госпиталям» – вот такой белый и пушистый.

В Красном Береге создан достойный мемориал детям – жертвам Великой Отечественной войны. Но наш долг – найти места массового захоронения юных узников, обозначить их. Подспорье в этой непростой работе – книги местных краеведов, в частности «Красный Берег. Нетронутая действительность» Александра Поболовца, который успел пообщаться со свидетелями тех жутких событий. Предстоит установить и место расстрела 750 евреев, уничтоженных фашистами на окраине г. п. Лельчицы в сентябре 1941 года. Рассчитываем на помощь поисковых отрядов.

Прокурорам необходимо допросить 2249 жителей области, бывших узников немецких конц­лагерей, людей, которые были угнаны в немецкое рабство.

Следователи нашего региона постоянно сталкиваются с отзвуками войны. Вот и в преддверии нынешнего праздника 9 Мая в Лоевском районе выезжали на берег Днепра около деревни Деражичи, где обнаружены костные останки человека, предположительно военного времени. В Светлогорске при проведении земляных работ у дома № 94 на улице Советской – аналогичная находка. Этот перечень можно продолжать.

В год 80-летия начала Великой Отечественной все очевиднее важность сохранения исторической правды и памяти о ней, о понесенных жертвах мирного населения. Для новых поколений гомельчан такие места станут напоминанием о ценности мирной жизни, которую в год 75-летия Великой Победы пришлось вновь реально отстаивать не только представителям силовых структур, но и всем истинным патриотам Беларуси.

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: