Нужно сеять не раздор, а согласие и единство

0
156

Житель горпосёлка Анатолий Данилович Халява в редакцию прислал письмо, в котором рассказывает о военном прошлом своих родителей.

«Мой отец Халява Данил Тафильевич родился в Лельчицах 20 декабря 1914 года. Кстати, дату его рождения мы узнали лишь в прошлом году благодаря Интернету, где открыт доступ к документам Министерства обороны России.

В семье отца было пятеро детей, мать умерла рано, а позже и отец. Дети росли сами, как могли, с помощью государства, моему отцу приходилось батрачить. Молодости, как я понимаю, у него полноценной не было, так как с 1936 по 1947 годы он, с небольшим перерывом, провёл на службе в армии и на войне. Там же, в полковой школе, он получил полное среднее образование и воинскую специальность артиллериста. Прекрасно знал математику. Когда я учился в десятом классе даже мне подсказывал, как правильно решить задачу.

С фронта вернулся больной, плохо слышал после контузии, были обморожены руки, так как в 1941-1942 годах морозы под Москвой, где он воевал, доходили до  минус сорока градусов.

Военный путь отец прошёл от боёв под Москвой, освобождал Белоруссию, Варшаву, брал Берлин. И в партию вступил в 1942 году, когда неясно было, кто победит и все знали, что коммунистов, захваченных в плен, немцы расстреливали в первую очередь. Жаль, что отец умер в 1967 году на 52-м году жизни. Мы были ещё дети, а ведь так много можно было бы у него спросить, узнать о войне и расписался ли он на рейхстаге. Ведь об этом мечтали все, кто брал Берлин.

В мае 1946 года он приехал в отпуск, встретился с моей матерью Талановой Евгенией Максимовной, которая приехала работать медсестрой в районную больницу. 25 мая они поженились, отец забрал её в Германию, а в 1947 году они вернулись в Лельчицы обратно.

Мать тоже испытала все ужасы войны. Её дважды угоняли в Германию из деревни Добосна, Кировского района Могилёвской области и дважды ей удавалось убежать из колонны с подругой, при этом подругу ранили, когда за ними гнались фашисты и стреляли.

Чудом она с семьёй спаслась, когда недалеко от них, кажется в деревне Борки, фашисты вместе с полицаями местной, а также украинскими и прибалтийскими националистами согнали жителей окрестных деревень, расстреляли и сожгли около полторы тысячи человек, в основном это были женщины и дети. А семьи в тех местах были многодетными — по пять-семь детей. В семье матери тоже было семеро детей.

Мать говорила, что полицаев ненавидел народ больше, чем немцев, ибо именно они знали людей, кто кем был, где работал, у кого в семье коммунисты, комсомольцы. Они составляли списки, выдавали и вылавливали людей, принимали участие в расстрелах.

Смерть опять прошла мимо её семьи перед самым освобождением. В июне 1944 года несколько семей прятались в землянках, выкопанных во ржи, чтобы не было заметно со стороны. В конце июня начинался бой, подошли советские танки и немцы побежали через поле. На соседнюю землянку наткнулся молодой немец, бросил гранату. Вся семья погибла. Через пятнадцать минут к их землянке подбежал пожилой немец. Все ждали конца. Но он попросил воды, сказал «данке» и побежал дальше. И немцы разные были. Когда мать рассказывала эту историю, всегда сильно плакала.

Мы, послевоенное поколение, неразрывно связаны с войной, её последствиями.

Моя двоюродная сестра Овсяник Прасковья Сергеевна (по мужу Колесник) вместе с мужем Семёном были членами подпольной комсомольской организации. Как я узнал из нашей районки, именно у них был радиоприёмник, из которого они узнавали новости из фронта и писали листовки.

Когда летом к нам приезжают внуки, мы берём цветы и едем возлагать к месту расстрела подпольщиков у бензозаправки и к обелиску на кладбище, где перезахоронены их останки. Пусть знают и помнят, забудут — не будет у Беларуси будущего, если некоторые готовы стать под БЧБ флаг, под которым полицаи в Лельчицах гнали подпольщиков на расстрел, под которым выловили и убили на Колхозной горе (сейчас там урочище Яма и гаражи) — 800 евреев, в основном наших земляков, жителей Лельчиц.

Я помню, мне было 7-8 лет, мы пошли играть на эту гору, почему-то стали раскапывать землю и на глубине 15-20 сантиметров наткнулись на ещё неразложившиеся останки ребёнка. Этот вид и запах меня преследовали много лет, я не мог этого забыть. А лельчуки, свидетели расстрела евреев на Колхозной горе говорили, что могила ещё два дня шевелилась, там были живые люди.

Не знаю почему долгие годы замалчивалась трагедия наших соседей в деревне Копище Олевского района. В те же дни, когда сжигали людей в Глушковичах, каратели вместе с бандеровцами убили и сожгли в этой деревне около трёх тысяч жителей, среди них большинство дети. А сегодня этих убийц и их последователей чествуют в Украине. Пытаются обелить и воздать почести и у нас в стране. Так что БЧБ флаг не историческая память — это страшная память, ужасный кошмар.

В Германии запрещены не только атрибуты фашистского рейха, но и после того, как неонацисты стали использовать флаг кайзеровской Германии в конце XIX  начале XX веков, то запретили и его.

И было бы неплохо, чтобы сейчас в школах был введён расширенный курс истории Великой Отечественной войны Беларуси, партизанского и подпольного движения, а также правды о предателях, озвучены их фамилии, преступления, которые они совершили. Особенно это важно теперь, когда все народы бывшего Советского Союза будут отмечать самую жуткую и скорбную дату 22 июня 1941 года — 80-летие нападения фашистской Германии на Советский Союз.

Мой отец по характеру был молчалив и замкнут, но очень добрый и отзывчивый. Нас  в семье было четверо детей, но он ни разу не поднял ни на кого руку. Лет 15 назад в деревне Чияне я обходил подворья по вопросу закупок молока у населения. Одна из женщин, узнав чей я сын, воскликнула: « — Это вы Данеля сын? Какой это был добрый, порядочный и честный человек!».

Халява Данил Тафильевич имел правительственные награды: орден Красной Звезды, медали «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «XX лет победы в Великой Отечественной войне».

В Лельчицах все звали отца Данель, так что наша семья благодарна всем, кто его помнит и вспоминает добрым словом. И мы, его дети, также стараемся честно пройти свой жизненный путь.

Отец, пройдя всю войну, видел очень много крови и смертей, но душа у него осталась очень впечатлительной и ранимой, особенно его трогали чужая беда и слёзы. А когда забивали кабанчика, он уходил на работу или не выходил из дома и закрывал уши, чтобы ничего не видеть и не слышать. Может война вставала перед глазами?

После смерти отца, мать сама растила и воспитывала нас, дала нам всё, что могла, помогала растить внуков, прожила 94 года, всю жизнь проработала медсестрой в райбольнице. Она вспоминала, как сразу после войны приехала на работу в Лельчицкий район: «Работать было очень тяжело. Больницы не было, работали в землянках, в которых находилось по сто-двести человек, в основном больных тифом. Иногда хотелось всё бросить и уехать. Но куда? Где было лучше? Ведь это был счастливый и вместе с тем тяжёлый 1945 год!».

Мама пользовалась большим уважением, была очень добрая. Душевного тепла у неё хватало и для людей, и для нас, детей. У меня в памяти навсегда останется её просьба к нам. Мама была уже в очень преклонном возрасте, плохо видела и никуда не выходила, но всегда говорила: «Детки, пусть у меня всегда будет немного денег, вдруг придут соседи одолжить, ведь у них проблемы, а я не смогу им ничем помочь».

Я вообще заметил, что людям пережившим войну, ужасы и страдания — свойственны чувства добра, взаимоподдержки и справедливости, и крайне редко кто-то из них жаловался на жизнь. Молодому поколению есть чему у них поучиться.

Старшее поколение своим трудом строило и укрепляло разрушенную страну и не спрашивало, а что государство им дало. Хочется спросить: «А что ты ему дал, сколько заработал и перечислил налогов, чтобы достойно жили инвалиды, пенсионеры и другие нуждающиеся в материальной поддержке, чтобы хватало на зарплату медикам и учителям?».

Один мудрый человек сказал, что государство создаётся не для того, чтобы построить рай, а чтобы не допустить ада.

В конце своего письма хочу пожелать всем нам свято чтить память тех, кто отдал жизни и здоровье, защищая Родину, восстанавливал из пепелищ города и сёла, совместными усилиями строил и укреплял нашу Беларусь. Нужно сеять не раздор, а согласие и единство. Желать стране не вреда и санкций, а добра и процветания. Ибо павшие в войне за нашу страну, нас не простят».

Людмила ШТАРЁВА.
Фото из семейного архива Анатолия Халявы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: