«Нашим салом по нашей коже». О чем писала западнобелорусская пресса в 1921—1939 годах?

0
41

«Що напышешь буде надроковане…»

Продолжаем листать старые пожелтевшие газеты, дающие уникальную возможность окунуться в прошедшую эпоху. В частности, белорусскую периодику Западной Белоруссии, находившейся в 1921—1939 годах под польской юрисдикцией. И узнаем, как белорусы отстаивали свои национальные корни. Свой код нации.

Чы напысав ти уже?


«Чы напысав ти уже до «Газеты Полиской» кореспонденцыю з жицця твоых гмины, альбо вси? Що напышешь буде надроковане, чытаць то будуць сотни людей, которы познаюць през гэт жицце Полессiа. Пышы иж, присылай кореспонденцыю».
Этот дословный лингвистический бред — одно из свидетельств отношения к белорусам со стороны польских властей Западной Белоруссии и обслуживавших их медиа. Этот фрагмент опубликовала уже упоминавшаяся нами в прошлом номере газета «Жыццё беларуса», выходившая на белорусском языке в Вильно всего три неполных месяца — с 19 августа по 12 ноября 1925 года. Но успевшая немало сделать для защиты белорусского населения в условиях «панства». Касательно вышеприведенного отрывка издание саркастически писало:

«Так редакция «Газеты Полесской», издаваемой Пинским поветовым соймиком, обращается в № 7 к своим читателям. Газета печатается на польском языке, а своей целью видит обслуживание жителей Полесья (Пинщины). Но получается, что «нашим салом по нашей коже…», ибо на Полесье поляков (кроме обшарников, осадников и «ужэндников») надо поискать и днем с огнем. И вот редактор (из осадников) смилостивился — начал некоторые вещи в своей газете писать, как он говорит, «по-полесски», а не по-белорусски, ведь полешуки «походят от древлян, а белорусины — от кривичей».

Поерничав над используемым полесско-польской газетой «новоязом», «Жыццё беларуса» отмечает:

«Отбросив грамматику с синтаксисом, пан редактор из учителей (а, может, наоборот — не знаю точно), надо признать, что все белорусы, происходят ли они из кривичей или дреговичей, говорят одним языком — белорусским. И то, что в некоторых деревнях на Полесье можно услышать «шчо» (а не «что»), «будэ» (а не «будет») как влияние украинского языка едва ли станет препятствием, чтобы писать грамотно по-белорусски, или — как пан говорит — по-полесски. Пишите и далее по-полесски, но только загляните в белорусское правописание».

Белорусы — не меньшинство!

На эту тему выступал на Первом конгрессе национальных меньшинств Европы, который проходил в Женеве, и посол польского сейма в 1922—1935 годах от Блока национальных меньшинств Фабиан Яремич.

СПРАВКА «СБ»

Немецкий общественный деятель Эвальд Амменде считал, что Лига Наций — средство продвижения интересов государств, а не национальных меньшинств, которые должны самоорганизовываться. Именно им в октябре 1925 года одновременно с Локарнской конференцией был инициирован Конгресс европейских меньшинств.

В 1941-м Яремич станет коллаборационистом, приглашенным немецкими оккупационными властями в состав оккупационной администрации, до 1944 года будет бургомистром Борисова, а год спустя окажется осужденным советским судом за сотрудничество с немецко-фашистскими захватчиками и оккупационными властями на 25 лет исправительно-трудовых лагерей (освободится в ­1956-м по амнистии). Однако осенью 1925 года в Женеве Яремич будет говорить:
«Мы, представители Белорусского и Украинского Народа, приехали сюда, на этот большой конгресс с надеждой, что здесь будет заложен первый камень под фундамент развязки большого вопроса в Европе — вопроса о национальных меньшинствах. Однако инициаторы конгресса предоставили нам слишком узкую программу, поскольку речь ведется лишь о культурно-нацио­нальной автономии. Мы, представители Белорусского и Украинского народа, утверждаем: белорусский и украинский народ живет на своих исконных землях цельной массой и является не меньшинством, а большинством, и что культурно-национальная персональная автономия удовлетворить наш народ не сможет. Принимая это во внимание, мы вчера внесли предложение о расширении дискуссии на тему самоопределения народов, а также для того, чтобы здесь можно было бы говорить о каждой нации по отдельности. Однако предложения наши на конференции приняты не были».

«Жыццё беларуса» сообщило, что после этого выступления украинским сенатором Левчаневской была зачитана на немецком языке декларация от имени белорусов и украинцев, содержащая высказанную Фабианом Яремичем мысль. Однако для Женевы это было заведомо «непроходное» предложение. 

Той же осенью 1925‑го вопрос защиты прав малочисленных этнических групп поднимал на Ассамблее Лиги Наций представитель Венгрии. Ассамблея этот вопрос отклонила, указав, что национальные меньшинства — объект попечения, а не субъект права. Изменить такое положение вещей в Западной Белоруссии смог лишь приход сюда Красной армии 17 сентября 1939 года.

СБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: