Современные Вооруженные силы: питание улучшают, форму модернизируют, а границу патрулируют с помощью дронов. Корреспондент “Гомельскай праўды” пообщался с начальником отдела по надзору за исполнением законодательства в войсках прокуратуры области Александром Данченко.

– Александр Иосифович, много ли сейчас уклонистов? Становится ли их меньше с годами? 

– Есть категория ребят, которые получили повестку и не прибыли на мероприятия призыва. Соотношение таких случаев за последние пять лет не меняется, устойчиво находится на отметке менее 1% от всех подлежащих призыву граждан. В отношении них проводится разбирательство. Может, причина уважительная – заболел, попал в аварию. Пять лет назад выявили 127 лиц, которые совершили преступления по статье 435 Уголовного кодекса Беларуси, то есть уклонялись от призыва. 

В 2020-м – 93, за истекший период 2021-го – 53. Так что их количество уменьшается.

– Почему уклоняются? 

– Факторов, которые могут подтолкнуть к нарушению закона, много. Давайте возьмем семейное воспитание. Если твой отец и брат уклонялись от службы, молодому человеку сложно пойти против своеобразной традиции. Помню, как парень в суде объяснял, что его так воспитали. Таких случаев немного, но они есть. Или другой момент. Несколько лет назад в отдельных школах использовались старые учебники по допризывной подготовке, где было указано, что в первый раз уклонист привлекается лишь к административной ответственности. Так действительно когда-то было. Молодые люди прочитали и наивно считали, что они не совершат преступления. Но это не так. Сейчас подобные учебники изъяли. 

Очень важно и как общество относится к службе в армии. Раньше молодого человека не рассматривали как потенциального жениха, если он не служил, особенно в сельской местности. Сейчас у нас такого нет. Несколько лет назад я побывал на Северном Кавказе. Там подобное отношение к армейской службе сохранилось. Коллеги рассказали, что взятки у них дают, чтобы забрали в армию. Призывников много, служить хотят все. Кавказец, который не служил, никому не нужен ни на государственной службе, ни в частном секторе экономики. 

– А у нас есть проблема со взятками в военкоматах? 

– Уже несколько лет такие факты в области не регистрировались. В 1990-е приходилось расследовать громкие дела, а сейчас уровень коррупции снизился. 

– Есть ли факты, когда призывник готов нарушить закон, только чтобы избежать службы? 

– К сожалению, бывают и такие. Не так давно привлекли парня за повторное уклонение от призыва. Была погашена судимость, и его вызвали в военкомат снова. Но молодой человек уклонялся. В суде говорил, что в армию никогда не пойдет, это его принципиальная позиция, готов к наказанию. Статья 435 УК предусматривает до двух лет лишения свободы. Но задача не стоит сделать из уклониста закоренелого преступника. Более того, сейчас есть возможность не попасть под уголовную ответственность, если гражданин все понял и готов исправить ошибку.

– Травмируют ли себя ребята умышленно?

– В 2021 году такие случаи не установлены, в целом это встречается очень редко. Были другие факты – призывники представляли ложные документы об учебе из-за границы. 

– Какое у вас отношение к компаниям, которые помогают молодым людям не идти в армию? 

– Не думаю, что они действительно помогают. Могут себя так позиционировать, а на самом деле здоровому парню, без оснований для освобождения от службы, не помогут. За такие случаи не берутся. Да, стараются оказывать юридические консультации при пограничных ситуациях. Знаю, что некоторые молодые люди обращались с противоположной просьбой. Их не брали, они хотели пойти служить. Таким тоже не по­могли. Компании не покажут свою реальную статистику, это может быть антирекламой. К тому же сейчас интерес к ним угасает.

– Есть ли дедовщина в армии? 

– В области в последние несколько лет никого к ответственности не привлекли. Нельзя сказать, что ее совсем нет. Но важно определиться, что называть дедовщиной. В армии могут быть конфликты у солдат между собой, которые, к сожалению, решаются кулаками. Задача командиров на ранней стадии это выявить и купировать. Если контролируется ситуация в воинском коллективе, преступления не совершают или делают это крайне редко. Махровой дедовщины точно уже нет. С 90-х с каждым годом все меньше выявляли случаев, потому что велась и ведется активная борьба. Опять же под статью о дедовщине может попасть и хулиганство или желание пошутить. Расследовал когда-то дело. Солдат взял иголку и уколол ее в ягодицу спящему товарищу, мышца сократилась и втянула иглу в себя. Он удивился, взял вторую, мышца опять сократилась и втянула новую иголку. Благо, что у спящего была хорошая свертываемость крови, мог умереть от кровопотери. Но он даже не проснулся, а утром почувствовал, что-то колет. Пошел к врачу, медик видел две маленькие точки, подумал, что укус насекомого. Дискомфорт не прошел, солдата свозили на снимок, нашли иглы. Конечно, шутник не хотел причинить вред здоровью. Он не знал о таких свойствах мышц. Однако нарушил уставные правила взаимоотношений и был осужден по статье о дедовщине. Иглы после операции удалили, но последствия могли быть и серьезнее. 

– Служба за последние годы сильно изменилась? 

– Несомненно. Армия, как и общество, меняется в лучшую сторону. Например, это касается вещевого обеспечения, продовольственного, медицинского. Сравним питание в войсках 15 лет назад и сейчас: не хочу сказать, что тогда наши солдаты голодали, но рацион в настоящее время стал разно­образнее. 15 лет назад никто не думал, что в армии будут давать апельсины, яблоки или нарезку из колбасы, сала и прочего. Если в войсках не так много внимания уделят физической подготовке, солдат может прийти домой с лишним весом. К сожалению, такое тоже бывает. Иногда есть нарекания у ребят, которые на гражданке привыкли есть суши и пиццу, шаурму. Да, в армии такого нет. Там питание более сбалансированное. Кто приходит с лишним весом, как правило, его теряет, а с недобором – набирает.

Что касается формы. Она стала лучше, более приспособ­ленной для служебных задач – ушли сапоги, шинели. При этом совершенствовать процесс продолжают. Раньше за пять лет мало что менялось, а сейчас регулярно появляются новшества. Пробуют и останавливаются на лучшем, в частности, выбирают ткани из менее горючих компонентов, чтобы в случае боевого столкновения можно было вовремя снять одежду. Современная форма не промокает, не продувается и в огне не горит. 

– А цифровые технологии приходят на вооружение? 

– Есть IT-рота. Она находится в Минске. Отбор туда очень серьезный – требуются непросто люди с образованием. Недавно министр обороны Франции заявил, что они собираются активно развивать подобные виды войск для идеологической войны. Никто этого сейчас не скрывает. Со­временные технологии нужны, чтобы в суровом мире чувствовать себя более-менее спокойно. 

– Дроны появляются? 

– Да, как и современные средства радиоэлектронной борьбы с ними. Появляются и сами дроны, в частности, находятся на вооружении у пограничников. У них есть пилотируемая авиация и беспилотные летательные аппараты. Причем различных модификаций – от маленьких до больших. Думаю, что при соответствующей квалификации солдата на срочной службе могут к этой работе подключать. 

– По вашему мнению, почему стоит идти в армию? 

– Мне хотелось бы считать, что молодые белорусы – сильные ребята. А армия сильного человека делает еще сильнее, к сожалению, слабого может ослабить. Но слабые в армию не идут: слабые физически негодны по здоровью, а слабые морально – уклоняются от призыва и предпочитают скамью подсудимых солдатской каше. Служба делает тебя более организованным. Там можно окрепнуть физически и морально. Знаю много ребят, которые после армии теперь уделяют больше внимания здоровому образу жизни – нормально питаются, следят за физической формой. И тех, которым армия помогла найти свой путь в жизни, не обязательно связанный с военной службой.

gp.by

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: