Эхо далёкой боли

0
127

Для белорусов  слово  «оккупация» всегда будет ассоциироваться с теми зверствами по отношению к мирным жителям, которые позволяли себе фашисты во время Великой  Отечественной  войны. 

Трагедия  Хатыни  повторилась не раз и не два. На территории Лельчицкого района также горели деревни, гибли дети, старики, женщины.  

Трагических  историй  можно  рассказывать много.  Во время войны враги превратили наши земли в пепелище. Уничтожать деревни начали в 1941 году. После стали сжигать их регулярно, а многие сжигали дотла дважды, некоторые трижды.

Молодые специалисты Лельчицкого района побывали на экскурсии «Дорогами сожжённых деревень», узнали о том, что пережили жители лельчицких земель в те страшные военные годы.

Вначале экскурсии хранитель фондов Лельчицкого районного краеведческого музея Анастасия Шевченко рассказала присутствующим о том, что в районе четыре деревни сёстры Хатыни — Милошевичи, Глушковичи, Приболовичи и Тонеж. Все они находятся на одной дороге и были сожжены фашистами в результате одной карательной операции за попытку партизан освободить родной край. Но не партизан они наказывали, а стариков, женщин и детей.

Первые девять бомб на Лельчицы, по словам очевидцев, были сброшены из немецких самолётов в понедельник 23 июня 1941 года. Бомбардировкам подвергся не сам посёлок, а на поля, на которых в это время трудились люди. Дети никогда не видевшие до этого ни бомб, ни мин, не поняли, что это такое с неба падает. После снарядов остались огромные котлованы.

В июле-августе на территории района держали оборону Лельчицкий укреплённый район, пограничный отряд и Лельчицкий истребительный батальон.

Лельчицкий укреплённый район был частью Мозырьского. Более распространённое в народе название «Линия Сталина».

Несмотря на то, что укрепления «Линии Сталина» в 1941 году уже не отвечали требованиям обороны от тяжёлой артиллерии, они сыграли свою роль в срыве наступления по плану «Барбаросса». Оборона в ДОТах значительно замедлила наступление оккупантов, и именно на «Линии Сталина» фашисты понесли большие потери. И это не смотря на то, что перед войной, часть ДОТов не функционировала.

В середине августа 1941 года части Красной армии и пограничники покинули Лельчицкий район, передав местному партизанскому отряду.

До конца августа 1941 года вся территория Полесской области была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Однако, в их тылу в Лельчицком районе продолжала существование советская власть, поддержанная вооружённой силой партизанского отряда, который насчитывал 120 человек.

Когда начали наступать немцы, партизанские отряды, для поддержания в районе советской власти взорвали большой мост, соединяющий районный центр с деревней Стодоличи, взорвали мосты на пути Лельчицы — Мозырь, а также Озеранскую греблю и Симонисчкие мосты, перерезав немцам дорогу из оккупированного Туровского района.

4 сентября фашисты ворвались в Лельчицы и сразу приступили к кровавым расправам. Они согнали во двор НКВД и районный Дом культуры 800 жителей еврейской национальности и начали дикую расправу. В Доме культуры громко включили музыку. Евреев выводили семьями к котловану, который остался после одной из бомб, что фашисты сбросили на городской посёлок на второй день войны. Людей подводили к яме, взрослых расстреливали, детей бросали в яму живыми. Закончив своё кровавое дело, фашистские палачи, боясь партизан, покинули Лельчицы.

В ноябре 1942-го по пути из Брянских лесов на правобережную Украину отряды партизанского соединения Сидора Ковпака пришли со стороны Милошевичей и временно остановились в деревнях Буда-Софиевка, Заходы, Синицкое Поле и Крупка.

Глушковичи, где партизаны стояли около месяца, стали ковпаковской столицей.

12 декабря 1942 года на юг от деревни Глушковичи Лельчицкий партизанский отряд совместно с двумя ротами 3-го батальона соединения Сидора Ковпака приняли бой с гитлеровцами. Бой продолжался четыре часа, было убито 85 немецких солдат и офицеров.

В результате гитлеровцы выместили свою злобу на мирных жителях района.

Так, первой остановкой экскурсии стал агрогородок Глушковичи — место стоянки партизан-ковпаковцев. Здесь случилась трагедия в ночь с 26 на 27 декабря, фашистские части СС окружили деревню. И тут они устроили настоящую резню, длившуюся с раннего утра до позднего вечера.

Кто-то пытался спрятаться, кто-то сбежать в лес. Но фашисты словно каждого видели. Не давали никому уйти. Всех стали сгонять в центр деревни. Людям говорили: «мы вас отправим в тёплые края», но всех сгоняли в гумно. Деревня к тому моменту уже горела. Роты фашистов собрались вокруг Глушковичей и вырезали всё мужское население. Людей, 303 человека, которых согнали в гумно, расстреляли и подожгли. В тот день погибли 303 жителя деревни.

На месте сожжения, два 80-летних старика установили крест. Но фашисты, узнав об этом, вернулись в деревню и сожгли его. После был установлен ещё один крест, который фашисты повторно уничтожили, чтобы скрыть все следы того, какое зверство здесь они совершили.

Молодые специалисты отправились к памятнику на месте братской могилы, здания, в котором сожгли людей 26 декабря 1942 года. Также прошлись по последней дороге, по которой шли жители деревни в сарай. Далее экскурсанты отправились в комнату-музей в Глушковичской средней школы, в которой узнали о геноциде белорусского народа.

Партизанскому отряду не удалось отбить Глушковичи от рук фашистов. Они начали отступать и пришли в итоге в ближайшую деревню — Приболовичи. Партизаны предупредили жителей о том, что они отступают и фашисты идут за ними. Поэтому следующая остановка была в деревне Приболовичи, чтобы узнать, помогло ли это избежать трагедии.

Для деревни Приболовичи 28 декабря 1942 года — трагическая дата. Фашисты колокольню церкви использовали как наблюдательный пункт. Сама церковь служила им складом для боеприпасов. Всех людей сгоняли к магазину, что находился на территории церкви. Многие голосили, мужики ругались, кто-то молился. Фашисты били людей прикладами, подгоняли при помощи собак. Но в магазин никто не захотел идти. Фашисты избивали людей, загоняли внутрь. После, закрыли дверь. Магазин подожгли с четырёх сторон. Мужчины выломали дверь, пытаясь выбраться из пламени, но их тут же расстреливали. Крыша магазина соприкасалась с крышей церкви. Немецкие оккупанты не стали поджигать церковь, возможно, предполагая, что пламя с горящего магазина просто перекинется на деревянное строение. Каратели подожгли каждый дом и покинули объятую пламенем деревню. Церковь не пострадала от огня, уцелела.

На братской могиле выбито 71 имя.

Настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы

иерей Владимир рассказал экскурсантам о роли этого строения в той страшной трагедии и его историю:

— За храмом находится древний каменный крест, который является предметом поклонения христиан. Сегодня Свято-Покровская церковь является памятником деревянного зодчество 18 века. Этот церковный дворик выглядит точно так же, как и зимой 1942 года. В военные годы фашисты использовали в своих страшных целях даже церковь.

Экскурсанты узнали о роли этого строения в той страшной трагедии и небольшими группами поднялись на колокольню. Там каждый смог увидеть деревню, где хорошо просматривается не только церковный дворик, но и большая часть современного агрогородка. Также молодые специалисты смогли осмотреть место, где росли два клёна, которые в тот страшный день сгорели, перехватив на себя весь огонь горящего магазина. Благодаря деревьям церковь уцелела.

Затем путь последовал к населённому пункту Тонеж, который разделил судьбу Хатыни 6 января 1943 года.

Мемориал «Сожжённым» в агрогородке является местом общей скорби, хранящий историю о 262 сожжённых фашистами сельчанах. В центре композиции — крест, по периметру — скульптуры взрослых и детей. На гранитной плите высечены имена тех, кто похоронен в братской могиле. Дата смерти одна на всех — 6 января 1943 года. Спустя годы на братской могиле жертв фашизма установлен мемориальный комплекс.

Специалисты проехали военными дорогами зимы 1942-1943 года. Отголосками тех далёких военных лет до сих пор служат молчаливые холодные мемориалы. Они служат напоминанием о том, как ценна жизнь, как легко она может оборваться из-за войны и злости.

Сжигая деревни, оккупанты не добились того, чего хотели. Люди не испугались, не склонили головы перед ними. Наоборот, волна негодования захватила каждого жителя района. В деревнях начали собираться партизанские отряды, которые боролись с врагом, не жалея своих жизней. И уже в 1943 году Лельчицкий район стал партизанским краем с сильной Лельчицкой партизанской бригадой, которой помогал каждый житель этих мест. Каждый, видя злодеяния фашистов, их безнаказанность, хотел выгнать их из родной земли и делал для этого всё.

Эти четыре мемориала говорят о бесчеловечной жестокости и о том, какой ценой мы живём сегодня под мирным небом. И не слышим, как слышали те дети, что погибли в огне пулемётных выстрелов, автоматных очередей, взрывов бомб. Не убегаем в лес в мороз, не знаем, что такое голод. Не знаем, что такое война. О жителях этих деревень  останется память в наших сердцах навечно.

Памятные места служат напоминанием о том, как ценна жизнь, как легко она может оборваться из-за войны и злости.

Но не только мемориалы являются свидетелями войны. Через Лельчицкий край проходила в военные годы «Линия Сталина».

Важно знать историю, помнить её уроки, гордиться своими героями, чтобы никогда не повторился ужас прошлых военных лет.

Наша боль и память осталась о каждом из погибших на войне. Им ставим памятники и поминаем стихами в горькой тишине.

Анна ЮШКЕВИЧ.
Фото Константина КОВАЛЁВА.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: