Что нам рассказывают пожелтевшие письма с фронта, хранящиеся в районном музее

0
123

Семьдесят пять лет назад закончилась самая кровопролитная война ХХ века, но до сих пор потомкам о ней напоминают памятники и обелиски, могилы подпольщиков и партизан, названия улиц, носящие имена героев. Отголосками того грозного  времени наполнен и наш районный краеведческий музей, в котором центральное место отведено экспозиции, посвящённой Великой Отечественной войне. В этом хранилище истории с особой силой ощущаешь цену Великой Победы, которая измеряется десятками миллионов человеческих жизней.

В военном зале, куда  мы с фотокорреспондентом прошли, в качестве нашего экскурсовода выступила хранитель фондов музея Анастасия Шевченко. Она рассказывала увлечённо, пропуская всё через себя, пытаясь до нас донести, о чём «говорят» безмолвные свидетели войны…

— В годы оккупации на территории района развернули активную боевую деятельность партизанские отряды, бригады и соединения. В начале января 1944 года к ним присоединились войска Белорусского фронта, которые также участвовали в ос­вобождении Лельчицкого района, — рассказывает Анастасия Сергеевна. — О тех ожесточённых боях нам напоминают образцы оружия и боеприпасы. В военной экспозиции представлены: редкий экземпляр — ружьё с сохранившимся деревянным прикладом, несколько видов штык-ножей, пулемётная лента, гильзы от разнообразных видов оружия, гранаты, ракетница, сапёрная лопатка.А это часть от артиллерийского орудия, которое устанавливалось и перевозилось на телегах. Удивительно, что этот сохранившийся часовой механизм от бомбы до сих пор крутится. Есть ещё один уникальный экспонат — обезвреженная мина времён войны, которая была обнаружена на одном из приусадебных участков в Лельчицах, а в музей её доставил учитель истории Александр Чунин.

— Нашли своё место предметы и личные вещи красноармейцев, партизан: кожаный ремень с пряжкой, кружки, котелки. Есть также штык-нож, котелок, бинокль, каска немецких солдат, — продолжает собеседница. — В музей передали в качестве экспонатов хвост от авиационной мины, шлем лётчика, авиационный патронный ящик, остатки оружия ППШ.

Привлекали наше внимание и образцы военной формы: капитанский китель, генеральская фуражка.

— Эту солдатскую шинель нам передали родственники Ивана Андреевича Щипкова, по нашитым петлицам видно, что он был артиллеристом, — со знанием дела продолжает Анастасия Сергеевна.

С особым вниманием мы рассматривали  подлинные документы, награды, вещи наших земляков — партизан, фронтовиков, подпольщиков, которые сопровождали на войне своих хозяев. Сохранились и чёрно-белые фотографии с изображением молодых бойцов и ветеранов. Живой историей боёв и событий военных лет являются письма-треугольники солдат, которые они писали родным; «чёрные вестники» — похоронки, которые получали их родители, жёны.

Среди уникальных экспонатов — записная книжка одного из наших земляков, маленькая, выцветшая от времени, но вместившая в себя немалый объём информации о самом владельце, его боевых товарищах, фронтовых дорогах красноармейца.

—  Записи в ней боец вёл ещё до войны, — рассказывает Анастасия Сергеевна. — Затем начался период военного времени. Владелец книжки изложил свою биографию, дополнил сведениями о боях, в которых он участвовал, о двух ранениях и лечении в госпитале. Запись в одном месте обрывается, меняется и почерк. Боец пишет, что готовится к операции и не знает, выживет или нет. Предположительно, что это писал один из братьев  Некрашевичей, уроженец нашего района. Такой вывод мы сделали на основании его времени призыва в Красную Армию. Если это тот боец, что мы предполагаем, то он вернулся домой. Будем запрос делать в райвоенкомат, чтобы восстановить имя нашего земляка.

В беседе мы вспомнили отважных и храбрых земляков, погибших и пропавших без вести в боях. Нам выпал редкий шанс: мы смогли услышать, прочитать и прочувствовать всё, что эти отважные люди пронесли сквозь военные годы. Такую возможность нам дали их письма и фотоснимки. Они раскрывали душу и характер земляков, на долю которых выпали страшные испытания.

Беру в руки письмо-треугольник А. А. Дриневского. На пожелтевшей от времени бумаге ещё можно прочитать выцветшие слова, которые красноармеец писал своим близким.

— Его письма, как маленькая хроника одной семьи: в них можем прочитать, что его брат Вася умер, а два брата ещё не были призваны в Красную Армию. В письме он приветствует своих родителей, сестёр, жену и сыновей. Пишет из Орловской области. И уже там до него донеслись слухи, что Лельчицкий край находится в «лапах врагов». Сквозь строчки чувствуется тревога, что красноармеец так и не получил ни одной весточки из дома, родной Букчи, — рассказывает Анастасия Сергеевна.

После небольшой паузы экскурсовод продолжила своё повествование:

— Кроме писем Дриневского, имеются и другие, написанные уже не на тетрадных листках, а на бумаге, которую смог найти человек, чтобы дать весточку родным. Например, в одном из таких писем можно прочитать про переживания красноармейца. Он вспоминает день, когда прощался со своей семьёй, когда уходил на фронт. Он помнил, как все плакали, как разрывалось его сердце. Он вспоминает, как поезд увозил его на войну, а отец стоял долго на перроне и провожал сына взглядом. И он обещает, что приедет домой и расскажет всё, что было с ним, от начала и до конца. Удивительно, но в письме с фронта он не пишет про войну. Красноармеец сообщает о том, кого встретил и о чём говорили. И, к большому сожалению, в том месте, где должна стоять подпись, письмо порвано и чернила растеклись. И уже понять, от кого и кому оно было написано, невозможно.

Анастасия Сергеевна показала ещё одно письмо — нашего земляка, который был в городе Ленинграде во время блокады. По её словам,  в нём мужчина передаёт пламенный привет родителям и сестре Лене и очень кратко рассказывает о военной службе. После он был ранен в бедро и лежал в полевом госпитале. Становится понятно из строчек, что красноармеец не хотел пугать своих близких и родных, поэтому и следил за каждым своим словом, которое писал.

Особый интерес представляют фотоснимки военных лет, на обороте которых тоже написаны строчки к своим близким и родным, проникнутые теплотой и любовью, надеждой на скорую встречу с ними.

К сожалению, от многих солдат, ушедших на фронт, у родителей только и остались фотокарточки, которые успели послать их сы-новья.

Александр Григорьевич Стасенко, уроженец Буйновичского сельского Совета, прислал свой снимок со словами:  «На память сестре Жени от брата с рядов РККА… 7.4.41 г.». Александр не вернулся с фронта, пропал без вести в самом начале войны.

Михаил Арсеньевич Богданович, уроженец деревни Мирное, также прислал свою фотокарточку сестре, на обратной стороне которой написал: «На долгую: добрую памяць своёй дорогой сестре Анні от брата Богдановіча Міхаіла А. Марьеуполь 1/1-41 год». Михаил также не вернулся домой, пропал без вести в 1941-м году.

Уже в последние годы войны прислал свою фотографию родным Хамутовский Игнат Карл(п)ович с надписью: «На долгую и добрую память жоне Хамутовской Ольге Антоновной от мужа Хамутовского Игната  Карл(п)овича. Прошу мою карточку хранить до моего прихода. 8/II 44 года».

С другого фотоснимка на нас смотрят совсем юные, можно сказать, даже детские лица молодых бойцов Красной Армии. Молодые парни успели не только пройти войну, но и попасть с ранениями в госпиталь. С фотоснимка с улыбкой смотрит на нас Астапович Николай, написавший: «На долгую память родителям от Николая … г. Тбилиси госпиталь № 1435 Астапович Коля. мой друг Вася Безлото».

А на других фотографиях подпись и надпись, к сожалению местами уже не разобрать, например, как на снимке Ляховца Петра Кондратьевича, но понятно, что боец обращается к родным людям, просит, чтобы хранили его фото, которое будет им напоминать о сыне…

Война коснулась тех, кто воевал в составе Красной Армии, кто ушёл в лес и вступил в партизанский отряд, кто находился в оккупации. Многое пришлось пережить и тем, кто был угнан на принудительные работы в Германию. Таких людей немцы называли «остарбайтерами».

— В музее есть фотоснимок, присланный Ольгой Коленко из фашистской Германии своим близким, — уточняет Анастасия Шевченко. — На фото стоят две совсем юные девушки с тонкими косичками. Кажется, что они ничем не отличаются от других девчат, если бы не нашивка «OST» на их груди. И письмо близким, которое Ольга написала на обратной стороне фотографии — это крик её души, полный отчаяния и боли, крик, в котором нет надежды на то, что она вернётся домой и увидит близких ещё раз…

Это всё реликвии тяжёлых лет войны, которые помогают нам понять, о чём думали наши земляки, о чём мечтали. Они всей душой верили в победу, в то, что враг будет разгромлен, надеялись на встречу с близкими, горячо любили их и родную землю.

Краеведы сохранили воспоминания наших воинов-земляков, и мы восхищаемся их железной волей и твёрдостью духа, проявленными на полях сражений.

То, что пришлось пережить и выстрадать поколению военного времени должно остаться на века в памяти благодарных потомков, чтобы они знали и помнили, какой путь прошли их земляки, и гордились тем, что никакие испытания их не сломили.

Светлана Липская.
Фото Константина Ковалёва и из музейного фонда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: