«Отец не любил говорить о войне»: боевой путь пехотинца Семёна Косинского

1
142

О пехотинце Семёне Сергеевиче Косинском, уроженце деревни Жмурное Лельчицкого района, корреспонденты редакции узнали от его сына Василия Косинского, проживающего в Мозыре.

— Как и многие люди, прошедшие войну, отец не любил говорить о ней. Мне было лет семь, когда впервые услышал его воспоминания, но запомнил их на всю жизнь, — рассказывает Василий Косинский. — Отец родился в 1918 году. Призывался в армию в апреле 1942 года из Виноградовского района Архангельской области двадцатитрёхлетним парнем. Он начинал свой военный путь в Котласе, Выборге, а в госпитале блокадного Ленинграда проходил реабилитацию после серьёзного ранения. Но обо всём по порядку.

— В 1942 году произошёл такой случай. Солдаты готовились к отражению атаки элитных немецких войск (можно только себе представить, как был вооружён противник). Все получили команду окопаться. Отец выбрал местность, из которой была хорошая видимость. Вокруг положил гранаты, винтовку, патроны. Проверяя готовность к бою, командир, подойдя к рядовому Косинскому, увидев его основательную подготовленность и решив, что это место наиболее подходит для командования, приказал ему перейти, соорудив укрытие чуть дальше. Как известно, приказы в армии не обсуждаются. Не успел отец отойти на несколько метров, как в окоп, где остался командир, попал снаряд. Отец говорил, что после этого случая на протяжении всей своей жизни он не мог прийти в себя. Наверное, он часто думал о том, как смириться с тем, чего уже нельзя изменить, — поделился отцовскими воспоминаниями о войне Василий Семёнович.

Обстоятельства, касающиеся жизни и смерти, из памяти вычеркнуть невозможно, даже если это и был чужой человек.

— Ещё одно событие, которое в душе отца оставило неизгладимый след, произошло в одном из боёв под Ленинградом. Красноармейцы готовились к атаке. Немцы вели интенсивную артподготовку. Она была такой силы, что в прямом смысле горела земля. Когда огонь ненадолго прекратился, солдаты выползли из укрытия и увидели много убитых и раненых бойцов. Один из командиров получил ранение в живот. Он понимал, что ему уже не жить. Чтобы прекратить страдания, просил его пристрелить. Конечно, этого сделать никто не посмел. Солдаты отняли у него оружие, перебинтовали рану и истекающего кровью на плащпалатке доставили к санинструкторам. Выжил ли он? Об этом отец так и не узнал.

Думаю, все эти события наложили отпечаток на характер отца. Он не любил много говорить, был замкнут, всегда собран и очень трудолюбив. Наверное, от того, что воспоминания о тех трагических событиях тяжким бременем лежали на душе, — продолжил рассказ собеседник.

Очередное трагическое событие в жизни Семёна Косинского произошло при ночной разведке боем — это способ получения актуальной информации о противнике. Результат разведки боем заключается в навязывании противнику боевого контакта со стороны специально подготовленных к этому частей. В армии этот приём применяется только в тех ситуациях, когда другие возможности исчерпаны, а ещё про него говорят «вызвать огонь на себя».

— Солдат разделили на группы по три человека, задав определённое направление. Видя движение на поле боя, немцы начинали стрелять, тем самым выдавая свои огневые точки, которые необходимо было зафиксировать, нанести на карту и доложить о них командованию, — вспоминает отцовское военное прошлое сын Семёна Косинского. — В одной из таких разведок отец подорвался на противопехотной мине. Ему оторвало полстопы. Лечение проходил в госпитале под блокадным Ленинградом. Семён Сергеевич рассказывал ужасы блокады: когда от голода и холода замерзали люди, когда замертво упавшую от изнурения лошадь  тут же растаскивали на куски, чтобы приготовить из неё еду и не умереть с голоду.

Ещё одно страшное испытание ждало моего отца. После лечения его комиссовали из армии, а чтобы попасть на большую землю, нужно было переправиться через Ладожское озеро, которое называлось «Дорогой жизни», так как оно во время блокады связывало Ленинград с тылом страны. Это была единственная военно-стратегическая магистраль, по которой передвигались зимой по льду на автомобильном транспорте, а во время навигации — по воде на плавсредствах. «Дорога жизни» постоянно подвергалась бомбёжкам, но когда перевозили раненых, средства передвижения были обозначены флагами с изображением медицинского красного креста. Невзирая на это обстоятельство, фашисты бомбили всё равно.

— Раненых погрузили на три корабля. Когда по Ладоге проплыли полпути, налетела немецкая авиация, началась бомбёжка. Прямо на глазах отца два плавательных средства с ранеными ушли под воду, — делится воспоминаниями фронтовика Василий Косинский. — После этого самолёты сделали в небе несколько заходов для бомбёжки третьего корабля, но, видимо, закончились снаряды, и они улетели. Так моему отцу второй раз была дарована жизнь. Все эти события произошли в 1942 году. В 1943-м  Семён Сергеевич демобилизовался из армии с третьей группой инвалидности, вернулся в Жмурное.

В 1946 году он женился на девушке Антонине, которая была родом из соседней деревни Забродье. В 1957 году семья переехала жить в Лельчицы.

Семён Сергеевич и Антонина Петровна Косинские вырастили четверых детей — Тамару, Василия, Лидию и Павла.

По рассказам Василия Семёновича, несмотря на проблемы со здоровьем, отец очень много работал — на протяжении долгих лет трудился начальником участка Мозырской сплавконторы.

Тяжёлое военное время и нелёгкое восстановление разрушенной малой родины после, давали о себе знать. С каждым годом здоровье Семёна Сергеевича крепче не становилось, он ушёл из жизни в пятьдесят пять лет.

За участие в героической обороне Ленинграда Указом Президиума Верховного Совета СССР Семён Сергеевич Косинский награждён медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «В память 250-летия Ленинграда» и другими юбилейными медалями, также солдат удостоен ордена Славы III степени.

— Отец нас воспитывал своим личным примером, прививая трудолюбие, порядочность, честность, искренность, несмотря на то, что имел образование семь классов и был родом из простой крестьянской семьи.

Героями не рождаются — героями становятся после перенесённых испытаний. И пусть многие солдаты остались в этом звании посмертно, уйдя из жизни молодыми от полученных ран, но их имена навсегда занесены в летопись героической истории советского народа. Они хранятся в семейных фотоальбомах, в сердцах детей, внуков и правнуков.

Людмила Штарёва.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 КОММЕНТАРИЙ

Добавить комментарий

Войти с помощью: