Противодействие экстремизму и фашизму – почему в Беларуси возникла необходимость ужесточения ответственности за реабилитацию нацизма?

0
118

Разжигание национальной вражды, призывы к свержению конституционного строя, оправдание нацизма. Законы о противодействии экстремизму и фашизму включают в себя немало статей. И это не белорусское ноу-хау. Когда политика мешается с общественным поведением, у людей зашкаливают эмоции, и всё это приводит к разрушительным действиям. Это мировая практика – регулировать накал страстей в правовом поле. Все страны трактуют экстремизм по-разному, но у всех есть этот закон.

Экстремизм и фашизм – на самом деле не такие уже политизированные вещи. Мы сегодня обсудим новый закон на эту тему, который вступает в силу в Беларуси не «сверху», а «снизу». Как это «живёт» рядом с нами в обычной жизни.

Итак, закон. Новый и детально прописанный. Почему его раньше не было? Потому что обходились без таких уточнений по одной простой причине. Мы – страна, где слово «фашист» или «нацист» априори воспринималось как оскорбительное. И всех соседей мы обгоняем по «крепости памяти». Потому что еще живы люди, которые видели реальный фашизм. Ветеранов поддерживаем. Как и память об их подвиге. У нас есть забытые ветераны? Нет. Есть хоть один первоклассник, который не ответит на вопрос: кто победил – фашисты или мы? Нет. «Фашист» во всех слоях нашего общества равно «мучитель», «человек без совести» и так далее.

Почему появилась необходимость в законе? Из-за плохих и очень близких примеров. 9 мая в Украине было показательным. Ни один «условный парад» – их там нет в классическом понимании этого слова – не обошёлся без либо нападений на людей, которые, как у нас, несут портреты с лентами, либо угроз ветеранам. Это чудовищно. Задумайтесь: из 15 советских фронтов больше, чем половиной, командовали украинцы. Страна в войне потеряла пятую часть населения. Конечно, у них были люди, сотрудничавшие в 41-м с гитлеровцами. И сейчас эти каратели там хорошо поднимают голову, превращаясь в неонацистские организации. «Трезуб», «Патриот Украины», «Белый Молот» – это самые активные из них. В Украине это ещё и объясняется политикой, конечно. США их «донатят», логично взамен ожидая поддержки в определённом историческом контексте. Их атрибутика считается экстремистской (внимание – по закону). А что у вас там «Бабий Яр» был, в котором расстреляли 150 тысяч человек, – ну, фрагмент истории.

Опасно – это во сколько вербуют неонацистов. Средний возраст участников движения в Украине – 15-25 лет этим ребятам. Это акцент на школьников. Спасибо соцсетям. Неонацизм в школе сегодня это – антисемитские комиксы в порнографическом ключе плюс свастика – такой скандал был в одной из школ в Баварии, 14-тилетки получили рассылку. Как потом детям объяснить, «что такое хорошо и что такое плохо», если здесь всё плохо?

Теперь про экстремизм. И тут в общественном понимании все очень тонко. Заблокировать маленький кусочек железной дороги в виде «несогласия с действующей властью» – экстремизм? Или хулиганство? Или «надо было»?

В России экстремизмом сейчас квалифицируют даже выпады в интернете в адрес, например, женщин из Средней Азии, которые, не имея гражданства, пытаются приехать и родить ребенка в России. Вот оскорбления в их адрес в интернете – это экстремизм «как разжигание национальной розни».

Если вернуться в Беларусь – то сам факт того, что мы долго не нуждались в этом законе, говорит сам за себя. Белорусы хорошо помнят историю и не считают себя особенной нацией. Нацией! Но не особенной. Есть разница. Когда мы начинаем внутренне это сильно раскручивать, именно насаждая – сами себе ответьте – это точно ваша идея? Когда вы решили одеть ребенка в вышиванку на фото? Сколько вы знаете белорусских песен? Сколько из вас до августа пользовался белорусским языком в быту? Это неплохо, но когда вы это решили? И кто вам подсказал? Сколько из вас живет в семьях, где только один родитель белорус? Потому что очень странно, когда у тебя дома дедушка ветеран или кто-то участник войны, а ты выступаешь против красно-зеленого, государственного флага. Какой бы другой тебе ни нравился. Красный на этом флаге – символ пролитой в войне крови. И это же не сейчас придумали. Все это «выделение национальности», агрессивное выделение – путь очень опасный. И было бы лучше, если бы этого закона не было, из-за отсутствия причин, некоторые из которых, в силу эмоциональности, мы иногда создаем сами.

ОНТ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: