Радужная пропаганда. Как Запад использует движение ЛГБТ в политических целях

0
74

Недавно посмотрел одну замечательную новость по телевизору: Венгрии и Польше Евросоюз дал два месяца на то, чтобы «исправиться», а в противном случае грозит подать в суд на эти страны и лишить миллионов евро помощи. Что ж такого могли натворить Польша и Венгрия, что «нерушимый» коллективный Запад начал наезжать на своих же?

Да все очень просто. Венгрия посмела заявить, что семейные ценности очень важны для венгров, и семья — это союз мужчины и женщины. Да еще и (самое ужасное) посмела запретить пропаганду ЛГБТ-отношений среди несовершеннолетних. Польша и того дальше пошла. Целые районы решением местных властей объявляются зонами, свободными от ЛГБТ. Кстати, в Польше за такие дела можно и в нос схлопотать, не то что оскорбление.

Ну вот, и натолкнула меня эта мысль на очень интересные размышления — что вообще не так в современном мире и когда все это закончится.

Немного истории

Вспомним события начала ХХ века. Этот период был ознаменован сломом государственного мироустройства и логичным произрастанием различных борцов за различные права. Ведь как в средневековых, так и в поздних европейских монархиях прав, особенно у простого народа, было не слишком много: служи своему господину или делай свое ремесло, кашку кушай и не лезь не в свое дело. И именно революционеры начала ХХ века запустили маховик «борьбы за права». Это означает, что некий заинтересованный человек либо группа людей выявляли реально существующие проблемы в обществе или социальном слое и агрессивно, под соусом борьбы за права, начинали выпячивать эту повестку на улицу.

Возьмите для примера английских и ирландских суфражисток начала ХХ века, которые требовали обеспечитьизбирательные права для женщин. Если серьезно кто-то думает, что избирательные права очень б еспокоили многих женщин того времени, то безнадежно ошибается. Например, Констанция Георгина Маркевич, ирландская суфражистка, являлась активным деятелем политической ультралиберальной партии Фианна Файл. Эта партия, по чудному стечению обстоятельств, вскоре после получения женщинами искомого (избирательного права) стала крупнейшей в ирландском парламенте с 1932 года и была таковой аж до 2011 года. И связь тут очень простая. Политическая партия получает моментальный профит в виде огромного количества дополнительного, политически неграмотного электората, который просто ведется на громкие заявления типа «мы дали вам права».

Таких историй было с начала ХХ века великое множество. Сначала суфражистки, затем свобода от религии и сексуальная революция в бывшей Российской империи (которую, кстати, быстро свернули, потому что поняли, чем все закончится), потом борьба за права чернокожих (одна из немногих, кстати, мотивированная реальными проблемами), потом движения хиппи и панков, движение за права наркоманов и легализацию наркотиков. И вот потихоньку мы подкрадываемся к современной проблеме — борьбе за права ЛГБТ.

Во всех перечисленных сражениях можно увидеть длинные уши политиков, которые так или иначе получают от всех этих перамог замечательный профит по примеру Констанции Маркевич. Так что же с ЛГБТ? В 1993 году уходит с поста президента США республиканец Джордж Буш-старший, а на смену ему приходит относительно молодой демократ Уильям Джефферсон Клинтон, который даже в своей инаугурационной речи сказал о необходимости перемен и прихода к власти молодых людей, осознающих свою «новую ответственность». Первое, что начал делать Клинтон, это лоббировать службу в армии для открытых гомосексуалов. Правда, это не нашло широкой поддержки в тогда еще достаточно консервативном американском обществе.

Кстати, это никого вам не напоминает? На первых порах президентство Клинтона было полностью провальным, последний президент-демократ сдал Белый дом в 1981 году.  У него настолько не хватало кадров, что он умудрился назначить на пост генерального прокурора страны Зою Беард, находившуюся под уголовным преследованием за уклонение от уплаты налогов. Естественно, все эти проблемы негативно сказывались на рейтинге Клинтона, но тем не менее он умудрился избраться на второй срок. А ведь именно при нем началась активная популяризация свободы и вседозволенности в обществе, и в частности ЛГБТ. Вот таким вот образом мнимая «борьба за права» решает важные политические и часто экономические интересы определенных лиц либо групп.

Вот такие книги и раскраски для детей продаются в Европе

Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого

Но давайте посмотрим, не ущемляет ли реализация прав ЛГБТ гетеросексуальных людей? Почему гетеросексуалы не бегают маршами по площадям с воплями «Мы гетеросексуалы»? Да просто потому, что на подсознательном уровне все знают, что это нормально и так должно быть. А вот когда ЛГБТ-активисты скачут по городу в непонятного вида костюмах и с перьями во всех местах, это не ущемляет права гетеросексуальных людей? Я бы не хотел, чтобы мои дети наблюдали на улице мужчин в розовых кожаных трусах. Не способствует это развитию детской психики.

А борьба за права женщин? В чем они сейчас ущемлены? Почему феминистки кричат из каждого утюга про жуткое неравенство, домашнее насилие и прочие «проблемы»? А разве женщина не может быть домашним тираном, а мужчина — жертвой? Почему они присваивают себе исключительное право быть жертвой? Потому что с позиции жертвы всегда проще чего-то не просить, а требовать.

Когда люди снимут с глаз навязанную им пелену «вечной борьбы», они перестанут быть в ней расходным материалом, а достижениями человечества станут не скачки на гей-парадах, а великая музыка, изобретения, литература, красота и чистота на нашей планете.

Таким образом, борьба за любые сомнительные права — это определенные действия заинтересованных групп людей или даже одного человека, который выявляет в собственных интересах некое социальное беспокойство в обществе и начинает это беспокойство активно выпячивать и доводить до абсурда, чтобы либо обратить внимание на центры силы, чаще всего политической, которые помогают эти самые «права» отстаивать, либо отвлечь внимание от реальных проблем. К примеру, в Украине центр внимания населения смещают от обнищания и голода на проблемы ура-патриотизма и «войны» с Россией.

Не стоит полагать, что право мужчин, как говорил недавно один оппозиционный блогер, ходить в стрингах и на каблуках в магазин на самом деле кого-то волнует. Иначе почему Джо Байден, первым указом которого на посту президента было введение гендерно нейтральных туалетов, сам не ходит на работу в таком виде?

Права = обязанности

Главное, о чем последнее время в погоне за правами позабыли абсолютно все, — это обязанности. Каждый человек должен понимать, борясь за свои права, что они порождают и обязанности.

Например, право быть взрослым, за которое борется любой подросток лет с 13, порождает обязанность самостоятельно отвечать за свои поступки. Право быть главой семьи издревле порождало обязанность эту самую семью кормить и обеспечивать. А право быть равным означает обязанность вести себя соответственно «равно». То есть, если гетеросексуал уважает гея и не ходит по улице в трусах-боксерах и с бородой, то гей также обязан уважать право гетеросексуала не видеть его на улице в кожаных стрингах. Они оба должны надеть одинаковые штаны и идти навстречу друг другу. Вот тогда в обществе будет мир, дружба и жвачка. Это и есть самая настоящая толерантность. Тогда и в голову не придет никому назначать квоты по приему на работу представителей ЛГБТ-сообществ, как это уже практикуется в некоторых странах, потому что частная жизнь будет по-настоящему частной.

Лев Бронштейн

mlyn.by

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: