Свобода – просыпаться утром и пить чай, а не спиртное. Как в Гомеле волонтеры помогают зависимым начать новую жизнь

0
56

На Ченковском проезде в областном центре стоит самый обычный со стороны двухэтажный дом. На деле это место спасения для многих людей, нуждающихся в помощи. Восстановительный центр «Лига добра» помогает вернуться в общество освободившимся из мест лишения свободы, а зависимым от алкоголя, никотина или наркотиков – избавиться от вредных привычек и найти смысл в трезвой жизни. Подробнее о том, как здесь работают с реабилитантами, в материале «Гомельскай праўды».

Гомельский восстановительный центр «Лига добра» находится на Ченковском проезде

Употреблял все, что употребляется

Восстановительному центру 11 сентября исполняется год. Руководит им Виталий Егоров. В июле прошлого года он приехал в Беларусь из Сибири, а конкретно – из Омска. Более десяти лет Виталий был наркоманом, зависел и от алкоголя. Девять лет провел в тюрьме.

– В 2015 году освободился, у меня родился сын. В тюрьме с тех пор больше не сидел, но жизненные встряски еще были. Поэтому в один момент жена, забрав сына, уехала к матери в Вологду, – рассказывает собеседник. – Жил без них год, тогда меня чуть не похоронили: употреблял все, что употребляется. Вдруг что-то внутри меня остановило. Не знаю, поймете ли… В марте прошлого года поехал к семье в Вологду, прожил с ними до июля, но снова что-то пошло не так.

От возвращения на преступный путь Виталия уберег его величество случай. В соцсети ему написал давний знакомый, который на то время был региональным руководителем «Лиги добра».

– Из пяти тысяч друзей именно мне отправил: «Как дела, брат?» Глядя на него, подумал: а что со мной происходит? Пошел в восстановительный центр, мне помогли, и теперь сам помогаю здесь, – говорит Виталий. – Четко понимаю, что весь жизненный опыт получил для того, чтобы передавать другим. За год полностью восстановился. У меня было много болезней, а сейчас здоров и отлично себя чувствую. Кстати, мама во время разговора со мной начинает зевать. Говорит: «Такое умиротворение получаю, так легко становится! Теперь спокойна за тебя».

К слову, в Гомель с Виталием приехала и его семья – супруга Марина и сын Филипп.

Руководитель центра Виталий Егоров был в наркотической, алкогольной, никотиновой зависимостях. В «Лиге добра» полностью восстановился и теперь свой опыт передает другим

Помогают тем, кто в этом нуждается

В Беларуси восстановительные центры есть еще в Минске и Гродно. А вообще «Лига добра» – это международная ассоциация благотворительных организаций, более тысячи домов в России, Армении, Турции, Грузии, Казахстане, Киргизии. На сайте ассоциации unions.life указано, что ее волонтеры помогают людям, нуждающимся в элементарных вещах – еде, жилье, одежде, погибающим от человеческих пороков, попавшим в трудную жизненную ситуацию, а также освободившимся из мест лишения свободы.

Этим же занимается и гомельский центр. Подспорьем для него стал тендер, который удалось выиграть в феврале нынешнего года. Теперь «Лига добра» как исполнитель государственного заказа оказывает социально-реабилитационные услуги людям, утратившим социальные связи при отбывании наказания в учреждениях уголовно-исполнительной системы, в том числе страдающим алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией и зависимостью от других психоактивных веществ. К слову, раньше это делал Красный Крест. Из Гомельского районного бюджета центру на полгода предоставили субсидию в размере 4300 рублей. В сентябре договор планируют продлить.

В ОВД администрации Новобелицкого района Гомеля Виталий Егоров регулярно проводит лекции о восстановительном центре для осужденных на «домашнюю химию» – тех, кто не сидит в колонии, но регулярно приходит в милицию отмечаться. Также реклама центра есть в колониях, лечебно-трудовых профилакториях.

До появления коронавируса каждое воскресенье волонтеры раздавали визитки возле вокзала, центрального рынка. Параллельно присматривались к окружающим: в таких местах нередко встречаются люди, которым нужна помощь.

– Узнают о нас и через знакомых. Кто-то выходит из центра и рассказывает друзьям, что ему здесь помогли, – говорит Виталий.

К тому же «Лига добра» собирает «корзины помощи» из продуктов, средств личной гигиены в магазине «Светофор» на улице Могилевской. Затем их развозят малоимущим семьям, матерям-одиночкам, многодетным мамам. Примерно десятую часть от собранного оставляют реабилитантам.

Из тюрьмы в тюрьму?

Во дворе гомельского восстановительного центра – чисто и убрано. Есть баня, гараж и даже небольшой огород: пробуют выращивать свеклу, огурцы, морковь, лук. В саду растут яблоки, груши, персики, абрикосы, черешня и сливы. Когда заходишь в дом, понимаешь: здесь царит дисциплина. Кровати заправлены, как в армии. Некоторые при поступлении сюда думают, что попали из тюрьмы в тюрьму. В центре нет свободного выхода, за пределы придомовой территории можно выйти только со «старшим».

 

Во дворе гомельского восстановительного центра – чисто и убрано. Есть баня, гараж и даже небольшой огород: пробуют выращивать свеклу, огурцы, морковь, лук

– Для меня свобода – это когда утром просыпаюсь и понимаю, что мне не надо опохмелиться или уколоться. Я умываюсь, чищу зубы, пью чай и занимаюсь повседневными делами. А для зависимого норма – пойти покурить, снять девку, побухать в клубе, обожраться наркотиками и лечь спать где-нибудь под деревом. Зато заборов нет, он свободен, – говорит руководитель центра.

Центр в Гомеле рассчитан на 10–12 человек. Есть комната, где живут Виталий с сыном (супруга на время уехала в Россию), кабинет, братская, сестринская, гостевая, семейная комната, общая гостиная, кухня, ванная. За год здесь проходили восстановление 83 человека. Сейчас живут 12 мужчин, две женщины.

В братской комнате кровати заправлены, как в армии

Сестринская комната

То, как человек здесь меняется, отражается на его статусе в центре. Реабилитант может стать старшим, потом волонтером, помощником руководителя, а затем и руководителем. Старшими называют тех, кто почти прошел восстановительную программу, долго пребывает в трезвости и стремится к тому, чтобы в дальнейшем помогать другим. На данный момент в центре четыре старших, три волонтера, остальные восстанавливаются.

Непосредственно гомельчан в доме мало, местных жителей обычно отправляют в другие регионы. Сегодня здесь люди из Витебской, Минской, Гродненской, Брестской областей и Буда-Кошелева. Это максимально эффективно: если человек будет на своей территории, он хлопнет дверью и через две улицы окажется дома. А находясь в другом городе, перед тем как сорваться, задумается: «А куда я пойду, если ничего здесь не знаю?»

Реабилитанты проводят досуг в гостиной

Кухня в восстановительном центре просторная

– Бывают случаи, когда человек поступает в центр, а через несколько часов за ним приезжают родственники. Поэтому телефон реабилитант сразу отдает нам, иначе будет звонить и просить, чтобы его забрали, – говорит Виталий. – Мы рекомендуем родственникам не общаться с жильцами дома хотя бы первые две недели. После можно видеться на выходных.
В центре ведется журнал, где фиксируется, кто прибыл и убыл. Данные о поступивших направляют в ОВД администрации Новобелицкого района Гомеля. Там по базе проверяют информацию о человеке, следят за тем, чтобы он не был в розыске.

Также есть свой устав, распорядок дня, меню на каждый день. У входа можно почитать правила. Одно из них запрещает курить. По словам Виталия, иногда только из-за этого люди не остаются в центре.

В центре есть свой устав, распорядок дня, меню на каждый день и правила проживания

– Если человек хочет избавиться только от алкогольной зависимости, а никотиновая его устраивает, он все равно должен отказаться от табака?

– Это правило – здесь никто не курит. И когда мне говорят, что не могут бросить, отвечаю: «Вы не хотите». Я курил 30 лет, в сутки уходило четыре пачки сигарет. А придя в центр, только на десятый день заметил, что не курю.

– А не опасно ли так резко бросать?

– Наоборот, классно. Я бросил резко – поверьте, мне это только помогло. Раньше не мог быстро ходить, теперь бегаю.

Вспоминают, что умеют работать руками

Центр, если не учитывать тендер, полностью находится на само­обеспечении. Одеждой помогает Гомельская епархия, другие религиозные организации. Реабилитанты также ездят на работу. При поступлении они подписывают договор, где оговаривается, что все делают на благотворительных началах.

– Трудотерапия здесь тоже присутствует. Человек вспоминает, что умеет зарабатывать руками. Приучаем к тому, чтобы он утром встал, поел и поехал на работу. Так быстрее вернется в социум, – продолжает Виталий.

Реабилитанты заняты в основном на стройках: копают, штукатурят, что-то переносят. Все, что зарабатывают, тратят на оплату аренды, коммунальных услуг, покупку продуктов, личных вещей.

В доме у каждого есть своя обязанность. Кто-то отвечает за электрику, кто-то – за сантехнику.

– Сразу все говорят, что ничего не умеют. А когда задобришь – дашь конфетку, печеньку, чайку лишний раз нальешь, они открываются с другой стороны. И оказывается, что многое умеют делать, – поясняет волонтер Наталья. Она, как и жена Виталия, приехала в центр со своим супругом Алексеем. Они здесь уже три месяца.

– У меня все хорошо, проблемы с алкоголем были у мужа. Периодически уходил в запой и не мог остановиться, – вспоминает Наталья. – Мы решили, что вместе пойдем в восстановительный центр. Сейчас Леша уже волонтер, не пьет и не курит, стремится помогать другим. Кстати, я с 17 лет курила, Леха – с пяти. Сюда приехали – сразу бросили. Признаюсь, не покупая сигареты, сэкономила немало. Могу за эти деньги купить что-нибудь детям. Однажды ко мне подошел человек, который только освободился из тюрьмы, и говорит: «Допустим у меня доход – 200 рублей в месяц. Помоги распределить его правильно». Сели и расписали, сколько можно потратить на продукты, сколько на жилье. Сказал, что сам никогда бы в жизни не додумался до этого.

Наталья приехала в центр вместе с мужем Алексеем, который не мог избавиться от алкогольной зависимости

Заново учат чистить зубы и есть ложкой

Центр основан на христианской морали. По словам Виталия, без веры в Бога невозможно заниматься таким делом. Каждый день вечером в доме проходит собрание, на котором читают Библию, обсуждают ее главные принципы и проводят параллели со своей жизнью.

– Это и есть морально устойчивая среда. Библия учит, чтобы ты любил ближнего, как самого себя. Полюбишь – не сделаешь ему ничего плохого: не украдешь, не побьешь, – убежден руководитель центра.

Также на собраниях реабилитанты вносят предложения по поводу работы центра, стараются принимать общие решения. Как и в любой семье, ссоры бывают, но сильных конфликтов нет. Виталий, когда видит кого-то расстроенным, всегда старается узнать, что случилось. Считает, что проблему лучше предотвратить на корню. В целом, реабилитанты живут как одна большая семья. Летом вместе купались на речке, каждое воскресенье собирались на шашлык.

– Бывают «фрукты», которые пользуются нашей организацией. Пришли, поели, помылись и ушли, – добавляет Виталий.

– И потом вы их снова впускаете?

– Конечно, куда мы денемся? Для этого и существуем, чтобы помогать. Может, сегодня этот человек ничего и не понял. Уйдет, а когда ему маковку расколотят, осознает: все, хватит. В прошлом году в России позвали одного ехать с нами, он отказался. А спустя два месяца встретили его без ног в инвалидной коляске: оказалось, через три дня после нашей прошлой встречи уснул пьяным и отморозил ноги.

Виталий Егоров: пока человек сам не захочет изменить свою жизнь, на него никто не повлияет

Реабилитант может находиться в центре столько, сколько ему понадобится. Бывает, человек уже через три месяца восстанавливается, налаживает социальные связи, мирится с семьей. Некоторые становятся волонтерами, руководителями и находятся в организации 10–15 лет. Кто-то здесь даже семьи создает. Менее половины реабилитантов избавляются от вредных привычек и уходят, остальные порой возвращаются, зная, что только в центре чувствуют себя хорошо.

– Странно, все-таки здесь должны настраивать на самостоятельную трезвую жизнь.

– Зачастую у таких людей нет самоорганизации либо стремления окончательно остановиться, – объясняет Виталий Егоров. – Так что на наших плечах лежит трудная задача, ведь кого-то заново приходится учить чистить зубы, есть ложкой, а не пить из тарелки.

Руководитель ставит в пример Аллу. Она здесь уже три месяца. До этого была в запое 12 лет. Женщина – одна из тех, кто твердо стоит на своем пути и ответственно относится к своим обязанностям.

– Хочу остаться в организации. А зачем мне обратно? Мой сожитель бухает и такие дома не признает. Поэтому решила оставить его и прийти сюда, – рассказывает Алла.

Алла 12 лет находилась в запое. В доме уже три месяца, хочет остаться здесь и потом помогать другим людям

Должен сам осознать проблему– Может, более эффективный способ избавиться от пагубных привычек – пойти к наркологу?

– Все зависит от человека. Кому-то нужен врач, кому-то поможет центр. Я 12 лет ходил к наркологам, – признается Виталий Егоров. – Давали медикаменты, но в голову залезть не могли. А я понимаю, о чем думает наркоман в те или иные моменты, так как сам это пережил. Поэтому могу психологически на него повлиять.

– Вы не боитесь? Говорят, бывших наркоманов не бывает.

– Конечно, боюсь. Но изо всех сил стараюсь доказать обратное. Можно ли по мне сказать, что я бывший наркоман? Только после смерти.

– Как бы вы посоветовали поступать родственникам зависимых?

– Однажды мама привела своего сына с обещанием: «Полгода просидишь, куплю тебе мерседес». Он побыл, мерседес купили. В первый же день после выхода напился и разбился на этой машине. Так что, пока человек сам не захочет изменить свою жизнь, на него никто не повлияет. Когда осознает проблему, тогда ему можно будет помочь.

Телефон восстановительного центра «Лига добра» в Гомеле +375 (29) 837-21-11 (Виталий).

Автор: Мария Бондарева, gp.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: