Почему БНР не могла стать самостоятельным государством, а ее символы надо оставить в прошлом

0
123

Не выпрашивайте свободы у чужаков

Накануне годовщины БНР деструктивные силы в очередной раз хотят использовать атрибутику более чем столетней давности, для того чтобы посеять смуту в обществе. При этом ссылаются на историю: мол, это наши извечные символы. Но документов, подтверждающих использование бело-красно-белого флага на землях современной Беларуси до начала XX века, науке неизвестно. Зато мы хорошо знаем, что этот флаг практически всегда использовался, чтобы поссорить белорусский и русский народы. Причем с его помощью в двух мировых войнах апеллировали к немецким оккупантам: мол, примите нас под свое крыло. На примере создания БНР  видно, что такое лакейство ни к чему не привело.

Итак, начало 1918 года. Переговоры о мире в Бресте закончились ничем. Германия стала наступать по всему фронту, захватив новые белорусские территории. Из Минска эвакуируются органы советской власти, и на какое-то время возникает вакуум власти. 19 февраля представители Центральной белорусской военной рады (ЦБВР), созданной еще в 1917-м, попытались установить в городе свою власть. Исполком Рады Всебелорусского съезда 20 февраля опубликовал 1-ю Уставную грамоту, в которой объявил о создании Народного секретариата Беларуси в качестве временного правительства края. Утром 21-го по железной дороге прибыл передовой отряд немецких войск. На вокзале их встречали и приветствовали представители польского крыла белорусского национального движения: юрист Павел Алексюк и помещик Роман Скирмунт. Но оккупанты это не оценили. 25 февраля немцы заняли здание, где до этого разместился Народный секретариат, при этом была конфискована касса (300 тысяч рублей), с фасада сняты бело-красно-белые флаги, использовавшиеся в качестве символа белорусского национального движения.

3 марта в Бресте советское правительство было вынуждено подписать мирный договор с Германией и ее сателлитами. Считая его несправедливым и нарушающим интересы белорусского народа, 9 марта исполком Рады принимает 2-ю Уставную грамоту. В ней провозглашается создание Белорусской Народной Республики «в рубежах расселения и численного преимущества белорусского народа».

25 марта 1918 года на свет появляется 3-я Уставная грамота. В этом документе говорится: «Теперь мы, Рада Белорусской Народной Республики, сбрасываем с родного края последнее ярмо государственной зависимости, которое насильно накинули российские цари на наш свободный и независимый край. С этого времени Белорусская Народная Республика провозглашается независимым и свободным государством».

Директор Института магистерской подготовки БГЭУ, историк и политолог Алексей Беляев.

— Не совсем понятно, — говорит историк и политолог Алексей Беляев, директор Института магистерской подготовки БГЭУ, — почему, находясь на оккупированной немцами территории и зная о стремлении Германии отрезать от Беларуси изрядные куски, Рада БНР провозглашает независимость не от Германии, а от России. Кроме того, 3-я Уставная грамота напрямую противоречит решениям

I Всебелорусского съезда, провозгласившего курс на развитие в рамках Российской Федерации, что делает ее нелегитимной с юридической точки зрения.

Власти Германии отнеслись к провозглашению независимости скептически, так как считали белорусское национальное движение недостаточно развитым и рассматривали белорусскую проблему как возможность политического торга с руководством РСФСР. В начале апреля 1918 года Народный секретариат направил меморандум германскому рейхсканцлеру, в котором сообщил о принятии 2-й и 3-й Уставных грамот, просил признать независимость БНР, а также пересмотреть пункты Брестского договора, касающиеся Беларуси. В ответ получил сообщение, что Берлин рассматривает Беларусь как «часть Советской России» в соответствии с Брестским договором, самостоятельно решить вопрос признания БНР не может.

Попытки добиться признания со стороны немецкого правительства толкнули деятелей БНР на опрометчивый и, как оказалось, губительный шаг.

25 апреля Рада и Народный секретариат направили германскому кайзеру Вильгельму II телеграмму следующего содержания: «Его Императорскому Величеству Немецкому кайзеру. Рада Белорусской Народной Республики как выбранная представительница белорусского народа обращается к Вашему Императорскому Величеству со словами глубочайшей благодарности за освобождение Беларуси немецкими войсками от тяжелого гнета чужого господствовавшего насилия и анархии. Рада Бел. Нар. Республики декларировала независимость единой и неделимой Беларуси и просит Ваше Императорское Величество о защите ее деятельности для укрепления государственной независимости и неделимости края в союзе с Германской империей. Только под защитой Германской империи видит край свою добрую долю в будущем».

— «Глубочайшая благодарность» оккупанту и грабителю? Это было уж слишком! — восклицает Алексей Беляев. — Телеграмма вызвала глубокий кризис в руководстве БНР. Ряд членов покинули Народный секретариат и Раду. Несмотря на титанические усилия, деятелям БНР не удалось создать даже подобия полноценного государства. Сделав ставку на Германию, они не получили ни реального суверенитета, ни даже формального признания.

В ноябре 1918 года в Германии произошла революция. Новое социал-демократическое правительство начало выводить войска с оккупированных территорий. Россия, воспользовавшись ситуацией, денонсировала Брестский договор. На белорусских землях стала устанавливаться советская власть, а деятелям БНР пришлось отступать с войсками несостоявшихся «освободителей».

1 января 1919 года провозглашена БССР. Обнародован Манифест Временного рабоче-крестьянского советского правительства Беларуси, которая торжественно провозглашена «свободной независимой Социалистической Республикой». Она отделилась от РСФСР как самостоятельная государственная единица, однако суверенитет не означал разрыва политических, экономических и партийных связей, которые исторически сложились между Беларусью и Россией.

Следует обратить внимание на любопытный момент, редко отображаемый в СМИ.10 января в Гродно председатель правительства БНР Антон Луцкевич записал в дневнике: «Утром газета «Эхо» опубликовала известие о том, что в Минске советские власти провозгласили независимость Советской Белорусской Республики. Это настолько нас всех наэлектризовало, что все как один готовы ехать в Минск и работать вместе с большевиками». Через несколько дней: «Идея Белорусской Республики, как видим, может праздновать полную победу. О ней говорят, за нее берутся бороться те, кто еще вчера боролся против нее. И те же большевики, которые разгоняли Всебелорусский съезд в декабре 1917 года, объявили независимую Советскую Белоруссию в федерации с Россией, а в правительство ввели Жилуновича, Дылу, Фальского, Червякова и других истинных белорусов, частично участников того же разогнанного конгресса».

Летом 1919 года Беларусь снова оккупирована, но на этот раз Польшей. Представители БНР вернулись в Минск, однако от новых оккупантов, как и от предыдущих, не получили ничего. После ухода поляков — опять эмиграция.

1924-й ознаменовался тем, что руководство СССР приняло решение о возвращении Советской Белоруссии части ее территорий. Эти события усилили просоветские настроения в Западной Белоруссии и среди эмигрантов.

Председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей, историк Игорь Марзалюк.

Вот что по этому поводу говорит известный историк, член-корреспондент НАН, председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Игорь Марзалюк:

— Деятели БНР смотрели с восторгом на белорусское национальное строительство БССР вокруг Минска. Клавдий Дуж-Душевский, автор бело-красно-белого флага, писал, что круги БНР гниют, а настоящая белорусская жизнь происходит в Минске, в БССР. По словам Вацлава Ластовского, большевики доказали, что создают белорусскую национальную государственность. И все это привело круги БНР, выбравшие важность государственности, к консенсусу с БССР, с которой они до этого некоторое время спорили. Как результат — в 1925 году проходит Берлинская конференция, на которой правительство БНР голосует за самороспуск. В торжественной обстановке Жилуновичу и полпреду СССР Ульянову переданы мандаты БНР. Правительство БНР признало Минск единственным центром белорусского возрождения. Большинство деятелей БНР приехали в Минск, получили высокие должности: кто-то — в Академии наук, кто-то — в наркомате. Все они работали на славу Родины, подчеркну, бээсэсэровской Родины, с мечтой о воссоединении Западной Белоруссии с БССР на одной территориальной основе.

Подведем итоги. Сегодня кое-кто пытается символам времен БНР, в частности бело-красно-белому флагу, придать смысл фетиша, некоего знака борьбы за якобы истинную Беларусь. С его помощью хотят посеять ненависть в душах, сердцах и умах людей. Поссорить, разделить белорусский народ. И хотя большинство понимает тщетность таких потуг, бдительность нужна всегда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: