Чернобыль в судьбе

0
150

Об аварии на Чернобыльской АЭС вспоминают во всём мире. Так уж распорядилась судьба, что Чернобыльская АЭС строилась не в Беларуси и не мы её эксплуатировали, но после взрыва, 26 апреля 1986 года, беда навалилась и на нашу землю.

При разрушении реактора в атмосферу попало огромное количество радиоактивных частиц. В зоне заражения оказались десятки миллионов людей, многие принимали участие в ликвидации последствий аварии.

Сегодня мы расскажем об обычном человеке, судьбы которого коснулось чёрное крыло Чернобыля.

Николаю Бутько в 1986 году было 43 года. Родился он в деревне Дуброва Лельчицкого района, где окончил семь классов и сразу пошёл работать в местный колхоз. Достигнув совершеннолетия, проходил срочную военную службу в армии. Через три года старший брат Николая Петровича забрал его с собой в Россию в город Омск, где проживал сам.

Там он поступил  в Усть-Заостровское сельскохозяйственное училище, затем в Шадринский индустриально-педагогический техникум, где проучился три года. За время учёбы тоска по родному краю не давала покоя. Приехав домой на пасхальные праздники, познакомился со своей будущей женой Прасковьей и вернулся в Омск уже вместе с ней. По распределению работал в училище мастером, но не прошло и года, как Николай Петрович сильно заболел и работать дальше не представлялось возможным. Семья Бутько вернулась в родной Лельчицкий район уже с маленьким сыном.

С 1974 года Николай Петрович с семьёй живут в деревне Чемерное.

— Вернувшись на малую родину, недолго работал заведующим в Убортском отделении «Сельхозтехника» по заготовке торфа, затем перевёлся в районное объединение «Сельхозхимия».

Осенью 1986 года наш район не выполнял норму по заготовке металлолома и нас с бригадой из пяти человек отправили в Хойникский район, чтобы наверстать упущенное. По пути туда мы уже знали о взрыве. Приехав к месту работы — никого не застали, так как всех выселили, оставалось только много техники. Нас поселили в детский сад и выписали пропуск, сказав при этом, что можно  использовать  на металлолом всё, что видим. В  совхозе осталось столько техники и всю подряд мы резали на части, чтобы можно было её перевезти: трактора, гусеничный транспорт, плуги. Наша бригада заготовила  девяносто шесть тонн металлолома, — рассказал Николай Петрович.

— В моей памяти остались безлиственные деревья, на которых ещё висели яблоки. В солнечную погоду, когда ставали на небольшую возвышенность, — то виден был колпак станции, ведь всего в десяти километрах мы находились от того злосчастного места, — с грустью вспоминает участник ликвидации последствий аварии.

Четырнадцать дней в десяти километрах от Чернобыля трудились парни не думая о том, как это отразится на их дальнейшей жизни, здоровье.

По возвращении из командировки, жизнь продолжалась в обычном русле — работали, воспитывали детей.

С тех пор прошло уже тридцать пять лет. О том событии напоминает Николаю Петровичу медаль «Участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС». Срока давности у таких событий нет.

Мария БУТЬКО.
Фото автора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: