Такое требование от Главы государства прозвучало на совещании по вопросам организации уборочной кампании 2021 года. В частности, по словам Александра Лукашенко, Комитету государственного контроля и правоохранительным органам поручено жестко контролировать использование техники и прежде всего комбайнов.

– Мы ежегодно теряем около миллиона тонн зерна, – отметил Президент. – Теряем прямо на поле. Почему? Потому что безалаберно относимся к контролю работы комбайнеров. Если урожай хороший, даже если и в среднем неплохой, то как работает механизатор? Побыстрее, побольше… И заработать хочется, и убрать, и так далее, и тому подобное… А вот тут как раз надо оптимальный режим работы. И чаще, пусть это мелочи, решетку чистить. Понятно, что во время обмолота зерна, зерно просеивается через решетку. А решетка забивается. Чуть больше сорняков зеленых – решетка забилась и зерно не просыпается через нее в бункер, а идет транзитом в солому на поле. Поэтому если проконтролируем работу всех, кто в поле, мы получим не этот потерянный миллион, который очень нужен будет в этом году, но 600-700 тысяч тонн зерна мы сохраним. Мы не потеряем это в поле.

Александр Лукашенко в связи с этим также обратил внимание на озимый и яровой рапс:

– А зерно рапса – это же маковое зернышко. Это же не зерно ржи, кукурузы или пшеницы. Поэтому там как никогда должны быть уплотнены комбайны. И чтобы избежать потерь, постоянно чистить-чистить решетки. Почему еще? Рапс созревает многоярусно, то есть верхний ярус уже высыпаться начинает, а нижний ярус еще зеленый. То есть неравномерное созревание не то, что на одном поле – на одном стебле неравномерное созревание. Что такое зеленый несозревший рапс? Это опять же забиваются узлы и агрегаты комбайна.

Глава государства подчеркивает: при уборке рапса важно – не торопиться.

– Почему не торопиться? Потому что рапс – это деньги. Это огромные деньги! И вот министр сельского хозяйства отчебучил в этом году – до 20 центнеров не добрались по урожайности рапса. А лучшие хозяйства получают по 40-45. Так что это за хозяйствование такое? Мы понимаем, что выше 15 центнеров урожайность рапса – это уже хорошая рентабельность. Но почему не 30 центнеров? 400 тысяч гектар посеяли рапса – получили 20 центнеров. Половину посейте – и получите сорок. Это нехорошее отношение к поручению Президента.

Любой килограмм сэкономленного и непотерянного рапса, заключил Александр Лукашенко, это огромные деньги:

– Европейский союз не отказался от масла рапса из Беларуси. С удовольствием закупает. И наши начинают привыкать не к оливковому, не к подсолнечному, а к маслу рапса. Пусть с горчинкой чуть-чуть, но это наше, белорусское, на земле выращенное и очень полезное для здоровья. Европа понимает это, американцы понимают. Они огромное количество закупают масла рапса, поэтому очень высокая цена. А в этом году будет еще выше… Я не прошу 40, дай 30 центнеров – и мы будем в шоколаде. Это колоссальные деньги, которые платятся мгновенно, наперед, только так. А мы его не продаем семена. Мы давим из этого рапса масло и еще остается жмых на корм скоту. Это очень выгодная культура и очень полезная. Для людей и для животных.



Фото: БЕЛТА
sb.by

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: