Готовы были убивать белорусов и торговать страной. В Миноблсуде продолжается рассмотрение дела о заговоре

0
178

Дело о заговоре вплотную подошло к прениям сторон

Сегодня Минский областной суд продолжил рассмотрение дела о заговоре с целью захвата власти. На скамье подсудимых все те же: Юрий Зенкович, Александр Федута, Григорий Костусев, Ольга Голубович и Денис Кравчук.

Октябрьские тезисы

Заседание 26 августа было коротким. Оглашались последние материалы дела, была назначена дата и время следующего заседания.

Государственный обвинитель огласил документ «Октябрьские тезисы», изъятый из мобильного телефона Зенковича. Автору документа явно не давали покоя лавры В.И. Ленина и его «Апрельские тезисы», потому что он явно попытался «изобразить» нечто подобное. Правда, белорусские «революционеры» настолько предсказуемы и комичны, что содержание любого их документа можно предугадать практически со стопроцентной точностью.

Не стали исключением и «Октябрьские тезисы». Документ включает в себя стандартный набор благоглупостей, которыми более 20 лет жонглирует белорусская оппозиция: власть незаконна с 1996 года; все, кто у власти – преступники; всех под суд; ОМОН, СОБР, ГУБОПиК – банда; убийство преступников и бандитов не будет являться преступлением; вернуть конституцию 1994 года и прочее.

Сам Зенкович от авторства данного документа открестился, мол, стиль не его, и вообще он писал исключительно на тарашкевице. Хотя при дальнейшем оглашении материалов данные тезисы оказались в файле, авторство которого принадлежит самому Зенковичу. Да и предыдущие документы, оглашавшиеся в заседаниях, авторство которых Зенкович не оспаривает, были написаны им по-русски и содержали практически все, что вошло в «тезисы».

Белорусская демократия и фонды, на ней зарабатывающие

В судебном заседании также оглашен интересный документ от «Института белорусской демократии». Как оказалось, это образование было создано белорусами США еще в 2010 году, зарегистрировано в штате Нью-Йорк, руководитель – Зенкович. Но Институт – это всего лишь название. На самом деле он представлял из себя публичный фонд, освобожденный от уплаты налогов.

Зенкович объяснил, что оглашенный документ, хранившийся в его телефоне, это часть грантовой заявки от «Института белорусской демократии», которая не была одобрена.

Сколько же таких «институтов», маскирующих фонды и их алчных владельцев, по всему миру создано прохиндеями от белорусской оппозиции. И сколько средств им выделено за последние два десятка лет под «белорусскую демократию», которую все строит, строит и никак не может построить оппозиция. Может все дело в том, что все эти разговоры о демократии белорусским змагарам нужны только для грантовых заявок, и на самом деле их интересуют исключительно собственные доходы?

Готовы продать все, даже страну…

В заседании были продемонстрированы записи Zoom-конференций, после просмотра которых у суда и государственного обвинения возникли вопросы преимущественно к Григорию Костусеву.

Сам Костусев в этом заседании повторил то, что неоднократно говорил в ходе предыдущих – мол, он не относился к происходящему серьезно.

А свое присутствие в компании заговорщиков Костусев объясняет интересом к налаживанию контактов за границей, особенно в США. Мол, партии БНФ нужны были деньги, которые он планировал получить, наладив новые связи.

Вот вам и опять – деньги, деньги…

НАПОМНИМ

С 29 июля Минским областным судом рассматривается уголовное дело о заговоре с целью захвата государственной власти.

Зенкович, Федута и Костусев обвиняются в заговоре, совершенном с целью захвата государственной власти неконституционным путем (ч. 1 ст. 357 УК). Им грозит наказание от 8 до 12 лет лишения свободы.

Еще два фигуранта, Ольга Голубович и Денис Кравчук, обвиняются в активном участии в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок (ч. 1 ст. 342 УК). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы до 4 лет, или ограничение свободы от 2 до 5 лет, или арест.

Кроме этого, Зенковичу инкриминированы создание экстремистского формирования и руководство таким формированием (ч. 1 ст. 361-1), призывы к захвату государственной власти (ч. 3 ст. 361), разжигание социальной вражды и розни, совершенное группой лиц (ч. 3 ст. 130). Максимальное наказание, которое возможно, исходя из санкций данных статей, до 12 лет лишения свободы.

Зенкович единственный из обвиняемых заключил досудебное соглашение, которое предполагает в случае выполнения всех его условий назначение наказания не более половины максимального срока, предусмотренного соответствующей статьей.

Свою вину признали все обвиняемые, кроме Костусева.

СБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Like
Like Love Haha Wow Sad Angry

Добавить комментарий

Войти с помощью: